В других СМИ
Загрузка...
До Аддис-Абебы вооружённым отрядам объединённой эфиопской оппозиции остаётся несколько сот километров, а до мира в стране - неопределённость.

Эфиопия: гражданская война, у которой нет конца

Вооружённые отряды объединённой эфиопской оппозиции в составе Оборонительных сил Тиграя (ОАТ) и Освободительной армии Оромо (ОАО) после долгого и упорного наступления подходят к столице страны 5-миллионной Аддис-Абебе. После недавнего взятия города Дебре-Сины до столицы осталось примерно 200 км
07 декабря 2021, 13:00
Реклама
Эфиопия: гражданская война, у которой нет конца
© ena.et
До Аддис-Абебы вооружённым отрядам объединённой эфиопской оппозиции остаётся несколько сот километров, а до мира в стране - неопределённость.
Читайте нас на: 

После серии неудач премьеру Абию удалось стабилизировать фронт

Эфиопская правительственная армия фактически расколота. Часть солдат и офицеров дезертировала или из-за тяжёлых потерь, которые она понесла в боях с ОСТ и ОАО, или в знак протеста против зверств, творимых подчинёнными премьер-министра и по совместительству нобелевского лауреата мира за 2019 год Абия Ахмеда. Кроме того, были ещё и «вычищенные» нынешним руководством страны, которое освобождалось таким образом от чуждого и даже враждебного для него этнического (тиграйского) и политического «элемента». Так что в строю осталось не так много «активных штыков» из числа сторонников Абия, к тому же морально подавленных.

Армию Абия выручают правительственные войска Эритреи и отряды амхарских ополченцев. И те, и другие ненавидят тиграев и проявили себя в качестве наиболее жестоких палачей, совершивших немало преступлений против человечности. Они знают, что в случае поражения их, скорее всего, ждёт такая же лютая расправа, которую проявляли они в отношении мирного тиграйского населения. По мнению известных специалистов по Эфиопии Мэтта Брайдена и Рашида Абди, выступивших недавно на страницах журнала Elephant, поражение лауреата Нобелевской премии за мир Абия Ахмеда, которую он получил за прекращение войны с Эритреей в 2019 году, «наступит в течение нескольких дней или недель». Правда, в последние дни обстановка на фронте более-менее стабилизировалась. Эфиопской армии удалось-таки отбить несколько небольших городков, ранее взятых тиграями. Во многом за счёт того, что туда лично отправился премьер-министр Абий, который взял командование в свои руки и сумел поднять боевой дух своих солдат. Как пойдёт дальше, покажет ближайшее будущее. 

По-видимому, с той же целью - поднять боевой дух защитников столицы и вообще всего населения, - было принято решение ввести чрезвычайное положение и самую настоящую цензуру. Отныне разрешено сообщать о положении на фронтах только правительственным СМИ.

Более того, Абий Ахмед обвиняет посольства ряда западных стран, прежде всего дипмиссию США, в проведении «враждебной неоколониальной пропаганды». Речь идёт о советах ряда западных посольств своим гражданам и международным чиновникам и членам их семей как можно быстрее покинуть Эфиопию. Кстати, учитывая недавний печальный опыт эвакуации из Афганистана, Вашингтон уже перебросил в аэропорт Амбули в Джибути около 20 широкофюзеляжных транспортных самолётов, в том числе C-17A Globemaster III и C5 Galаxy.

Абий Ахмед обвиняет посольства ряда западных стран, прежде всего дипмиссию США, в проведении «враждебной неоколониальной пропаганды».
© twitter.com/AbiyAhmedAli
Абий Ахмед обвиняет посольства ряда западных стран, прежде всего дипмиссию США, в проведении «враждебной неоколониальной пропаганды».

Кто двигал вперёд фигуру премьер-министра Абия Ахмеда

Сегодня большая часть претензий эфиопского правительства в том числе и касающихся неудач на фронтах, адресуется американцам. А ведь ещё недавно Вашингтон делал всё возможное, чтобы протолкнуть свою креатуру Абия на вершину пирамиды власти, а тот оставался образцовым исполнителем воли Белого дома. Более того, за наступлением Абия на тиграев торчали уши Вашингтона и ряда других западных столиц.

Там не могли простить тиграям слишком тесной дружбы с Китаем, воплотившейся в многомиллиардных инвестициях в экономику Эфиопии. Благодаря этим средствам удалось построить плотину и мощную гидроэлектростанцию «Возрождение» на Ниле, создать десятки промышленных предприятий, преимущественно лёгкой и пищевой промышленности, модернизировать транспортную, прежде всего железнодорожную инфраструктуру, поднять сельское хозяйство. Для Эфиопии Китай стал инструментом развития страны. В свою очередь, Китаю Эфиопия дала возможность расширить влияние в Африке, а вот для Запада присутствие Китая в Эфиопии, да ещё с учётом китайских военных баз и вообще на Африканском Роге, стало настоящим ночным кошмаром.

К сожалению, экономический рост не привёл к заметному улучшению условий жизни простых жителей Эфиопии. А слишком долгое присутствие у власти представителей одной народности и одной политической силы не могло не стать причиной кумовства, злоупотреблений и роста коррупции.

В стране росло число людей, недовольных долгим правлением тиграев. В этих условиях отодвинуть их от власти было не самой трудной задачей. В результате новым национальным лидером при поддержке Запада стал нобеленосный Абий Ахмед, на чью военную авантюру против тиграев в конце прошлого года США и ЕС попросту закрыли глаза.

Однако Абий слишком рьяно принялся за дело. Поначалу многие зверства его режима удачно скрывались от международной общественности, в том числе и потому, что ему удавалось изолировать районы боевых действий и творить там всё, что он считал нужным. Так, о резне, организованной солдатами Абия в конце ноября прошлого года в Аксуе, стало известно лишь спустя четыре месяца, когда к обязанностям президента США уже приступил Джо Байден, и такие «вольности» со стороны Абия компрометировали демократов из новой американской администрации. Правда, тогда Абию поверили, что на гарнизон правительственных войск в штате Тиграй якобы напали тиграи. Америка просто закрывала глаза на то, что творили люди Абия.

Многие зверства режима Абия Ахмеда удавалось скрывать от международной общественности.
© omnatigray.org
Многие зверства режима Абия Ахмеда удавалось скрывать от международной общественности.

Кроме того, премьер-министр оказался слишком ершистым партнёром по переговорам с Египтом и Суданом касательно заполнения водой Нила водохранилища плотины «Возрождение», что являлось угрозой уничтожения сельского хозяйства обеих стран, а сами переговоры загонялись в глухой тупик. Это ставило США в довольно щекотливое положение перед Каиром. Выходило так, что хвост, в данном случае Абий, вилял собакой, то есть США. К тому же Абий проявлял всё больше самостоятельности и не хотел следовать точно в фарватере американской политики, рвать отношения с Китаем, тем более отказываться от его инвестиций. Так или иначе, Абий Амед, как и глава Эритреи Исайяс Афеворк перестали отвечать западным требованиям и стандартам, какими бы лицемерными, двойными или тройными они не были.

Удастся ли склеить страну, говорящую на сотне языков

Разумеется, начиная карательную операцию против тиграев в конце 2020 года, в Аддис-Абебе рассчитывали по-быстрому разделаться с Народным фронтом освобождения Тиграя с таким расчётом, чтобы он больше никогда не претендовал на управление страной, которой фактически руководил почти 30 лет после свержения марксистского режима Менгисту Хайле Мариама. Однако блиц-крига у Абия не получилось. Он не только не добился своей цели, но и скомпрометировал себя перед США.

Более того, в ходе затянувшейся на год гражданской войны, страна потеряла, по некоторым данным, до 100 тысяч человек только убитыми. Количество внутренне перемещённых лиц колеблется от трёх до пяти миллионов человек. Примерно столько же людей находится на грани голодной смерти и не могут обойтись без гуманитарной помощи.

Как только правительственные войска или боевики вооружённых формирований противоборствующих провинций занимают территорию своих противников, там сразу же начинаются групповые изнасилования, этнические чистки и грабежи, уничтожение деревень и посёлков. Линии разлома сегодня проходят и внутри районов с моноэтническим населением - в зависимости от политической ориентации жителей.

B ходе затянувшейся на год гражданской войны страна потеряла, по некоторым данным, до 100 тысяч человек только убитыми.
© facebook.com/fdredefense.official
B ходе затянувшейся на год гражданской войны страна потеряла, по некоторым данным, до 100 тысяч человек только убитыми.

Сегодня мало кто понимает, как можно будет склеить страну со 120-миллионным населением, представляющим более 90 народностей, которые говорят на 80 языках. Пока что неясно, как будут договариваться (если вообще будут) между собой НФОТ и правительство Абия Ахмеда, точнее то, что от него останется. Всё дело в том, что между тиграями нет никакой ясности в отношении будущего устройства страны и своей роли в ней. Часть НФОТ выступает за то, чтобы вернуть себе лидирующие позиции в стране, но при этом стремится к максимальной инклюзивности. Другая часть проникнута центробежными тенденциями и считает, что тиграи не должны добиваться возвращения к власти над всей страной. Для них будет выгоднее получить более широкую автономию вплоть до полного отделения от Эфиопии. По их мнению, это должно обеспечить безопасность небольшой по численности народности (всего 6% от общего население страны) от атак со стороны более крупных народностей, как это имеет место сегодня.

Опасность, однако, состоит в том, что примеру тиграев могут последовать другие народности, что приведёт, в конечном счёте, к усилению сепаратистских тенденций и распаду единой страны. Собственно говоря, это как раз то, к чему и стремятся преследующие всеобщий хаос американцы, твёрдо перенявшие от британцев принцип «разделяй и властвуй».

Единого мнения по поводу того, какое будущее ждёт Эфиопию без Абия, нет и среди западных исследователей. Одни аналитики всерьёз опасаются, что тиграи в случае своей победы и взятия Аддис-Абебы начнут мстить своим обидчикам, заниматься таким же кровопусканием, и поэтому после победы их следуют убедить побыстрее покинуть столицу страны. Другие придерживаются противоположного мнения. Они уверены, что тиграи не должны не только поспешно уходить из Аддис-Абебы оставляя там без поддержки, чуть ли не на произвол судьбы, отряды Армии освобождения Оромо, но и вообще уходить в политическую изоляцию.

Часть НФОТ считает, что для тиграев будет выгоднее получить более широкую автономию вплоть до полного отделения от Эфиопии.
© facebook.com/abadit.birhane.5
Часть НФОТ считает, что для тиграев будет выгоднее получить более широкую автономию вплоть до полного отделения от Эфиопии.

По мнению британского эксперта Алекса де Валя, не слишком искушённые в политическом плане, плохо дисциплинированные и не очень хорошо вооружённые отряды оромо могут просто спасовать, столкнувшись с вакуумом власти и безопасности. А это чревато новыми рецидивами насилия, случаями сопротивления, проявлениями нестабильности, неуверенности в собственных силах и как следствие, нарастанием хаоса, к чему собственно и подталкивал страну Запад. Кроме того, тиграи, как и представители других народностей, должны будут принять участие в разработке рамок для национального примирения, а также механизмов правосудия для последующего переходного периода.

Внутриэфиопские разборки на фоне внешних конфликтов

Эфиопский кризис развивается на фоне других региональных конфликтов. Основными среди них являются: недавний военный переворот в Судане, политический и конституционный кризис в Сомали, рост напряжённости и столкновения между Суданом и Эфиопией на почве территориальных споров, кризис вокруг плотины «Возрождение» между Суданом и Египтом, с одной стороны, и Эфиопией, с другой. Ведущий научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Виктор Надеин-Раевский считает, что перечисленные выше конфликты не только усугубляют кризис в Эфиопии, но и создают угрозу дальнейшей дестабилизации обширного региона Африканский Рог, имеющего важное географическое и стратегическое значение, поскольку имеет выход в Красное море и Индийский океан.

Политический и конституционный кризис в Сомали. Эта страна не только осталась несостоявшимся государством, но, возможно, утратила последние шансы стать таковым, по крайней мере, в ближайшую четверть века. Самое большое, что от этой несчастной страны осталось, это её название. Территория продолжает дробиться на никем не признанные куски типа Сомалиленда, Путленда, Джубаленда... За счёт чего живут сомалийцы? Частично за счёт бандитизма, грабежей, гуманитарной помощи. Были неудачные попытки приспособить для этой цели пиратство. Поначалу вроде бы дело пошло, но после того как побережье Красного моря в Джибути, Эритреи, Судане стали активно осваивать военные моряки из Китая, США, ОАЭ, Франции, России и других стран, этот бизнес стал слишком опасным для наследников корсаров. В начале 2021 года ещё оставались некоторые надежды на то, что сомалийские политики сумеют как-то между собой договориться и провести парламентские выборы. Увы, президент Мухаммед Абдуллахи Мухаммед так с оппозицией и не договорился. Год прошёл впустую. По мнению Омара Махмуда из Международной кризисной группы, такой провал связан с отсутствием доверия между политиками. Отсутствие центральной власти привлекает сюда толпы экстремистов из таких организаций как запрещённые в РФ «Аль-Каида», ИГ, «Братья-мусульмане».

Пограничные споры между Суданом и Эфиопией уходят корнями в колониальное прошлое Африки. Жёсткие соглашения, подписанные британцами, владевшими Суданом, и эфиопским королём Менеликом II в 1902 и 1907 гг., почти на сотню лет урегулировали этот вопрос. Суданцы и эфиопы договорились о том, что территория пограничного района Фашака остаётся под контролем суданцев, а живущие там земледельцы-эфиопы продолжат возделывать землю и платить налоги суданцам. Со временем эти договорённости устарели. Случалось так, что суданцы силой оружия изгоняли эфиопов, а те переходили к партизанской борьбе. В 2008 году была предпринята попытка возобновить переговоры, чтобы уточнить границу протяжённостью почти 750 км между двумя странами и статус-кво региона Фашака. В принципе, стороны согласились продлить условия прошлых соглашений. Однако начавшаяся в прошлом году война в Эфиопии, а также недавний военный переворот в Судане, о котором «Звезда» писала, внесли свои коррективы и стали причиной вооружённых инцидентов на судано-эфиопской границе.

Не прекращается конфликт вокруг плотины «Возрождение» на Ниле между Египтом и Суданом, с одной стороны, и Эфиопией, с другой.
© ena.et
Не прекращается конфликт вокруг плотины «Возрождение» на Ниле между Египтом и Суданом, с одной стороны, и Эфиопией, с другой.

Конфликт вокруг плотины «Возрождение» на Ниле между Египтом и Суданом, с одной стороны, и Эфиопией, с другой. В Каире уверены в том, что строительство плотин выше по течению Нила неминуемо угрожает национальной безопасности Египта. Нил ещё со времён фараонов является фактически главным и единственным источником воды для Страны пирамид. Её дефицит неминуемо окажет негативное влияние на сельское хозяйство, которое и без того не справляется с прокормом египтян собственным продовольствием. Для Судана наличие воды из Нила не имеет такого критичного значения, как для Египта. Чтобы заполнить суданские водохранилища, достаточно всего 10% нильской воды. Для Аддис-Абебы Нил - главный источник гидроэнергетики, необходимой для экономического развития станы. Тем не менее, обе страны настаивают на том, чтобы Эфиопия приняла во внимание озабоченности Хартума и Каира и пошла им на уступки, касательно скорости заполнения водохранилища.

Египтяне считают, что тот процесс должен занять не менее 7-12, а лучше лет 15-20 лет. Эфиопы настаивают на 3-5, максимум на 6 годах. По большому счёту, все заинтересованные стороны в состоянии пойти навстречу друг другу и скинуть (или добавить) по паре-тройке лет в ту или иную сторону. Мешает гордыня, глупый страх, что так можно потерять авторитет.

Переговоры ведутся уже лет десять и находившимися у руля страны тиграями из НФОТ, и пришедшим им на смену Абием Ахмедом. В конце концов, всё зашло в тупик, настолько глухой, что Каир начал грозить Аддис-Абебе войной. К попыткам найти решение подключались различные страны, предлагавшие свои посреднические услуги, правда, без особого успеха. Египтяне даже обратились к американцам. Те подготовили вариант, не устроивший никого из спорящей троицы. Свою помощь предложил президент РФ Владимир Путин. За такой подход вроде бы сначала все ухватились, но с окончательным решением до сих пор тянут, возможно, опасаются окрика из Вашингтона.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама