В других СМИ
Загрузка...
На любую хитрую стратегию у нас будет ассиметричный ответ.

Гиперзвук США: факир на прорыв или на проигрыш?

На любую хитрую стратегию у нас будет ассиметричный ответ
Реклама
Гиперзвук США: факир на прорыв или на проигрыш?
© mil.ru
На любую хитрую стратегию у нас будет ассиметричный ответ.
Читайте нас на: 

После доклада Исследовательской службы Конгресса США, который был опубликован в 2019 году, командование Пентагона взяло под контроль восемь программ, связанных с получением технологии управляемого гиперзвука.

На всякий случай напомню, что это были за программы.

Программы, связанные с получением технологии управляемого гиперзвука.
© А. Леонков
Программы, связанные с получением технологии управляемого гиперзвука.

На все эти программы из бюджета Пентагона ушло уже свыше 12 млрд долларов и по некоторым программам, как следует из таблицы, должны быть известны первые результаты. Так получили ли США технологию аналогичную той, что есть у России и Китая? Давайте разбираться. Для этого обратимся к новому докладу Исследовательской службы Конгресса США - Conventional Prompt Global Strike and Long-Range Ballistic Missiles: Background and Issues, который был опубликован в декабре 2020 года.

Prompt Global Strike: сокрушительный удар на час и на всю глубину

При прочтении этого документа открывается интересный факт. В 2008 году, задолго до того, как был расторгнут договор РСМД, Пентагон сделал ставку на гиперзвуковые баллистические ракеты средней дальности морского и сухопутного базирования. На основании этого выбора в интересах Сухопутных войск США был запущен проект Advanced Hypersonic Weapon (AHW), а также ряд проектов по созданию гиперзвуковых ракет малой дальности, работы над которыми контролировало Управление перспективных исследовательских программ (DARPA). ВМС США работали над модернизацией баллистической ракеты UGM-133A Trident II (Conventional Trident modification, CTM), которая в арсенале своих боеголовок должна была иметь неядерные гиперзвуковые боеголовки. Помимо этого, ВВС США работали над своим гиперзвуковым проектом HCSW (Hypersonic Conventional Strike Weapon) на основе крылатой ракеты X-51A Waverider.

Новый доклад Исследовательской службы Конгресса США - Conventional Prompt Global Strike and Long-Range Ballistic Missiles: Background and Issues (опубликован в декабре 2020 года).
© fas.org
Новый доклад Исследовательской службы Конгресса США - Conventional Prompt Global Strike and Long-Range Ballistic Missiles: Background and Issues (опубликован в декабре 2020 года).

Все эти проекты должны были решить главную задачу стратегии «Глобального мгновенного удара» (Prompt Global Strike, PGS) - нанести сокрушительный удар по противнику в течение одного часа на всю глубину его территории. Ставка на гиперзвуковые баллистические ракеты средней дальности была сделана как ответ на совершенствование систем ПВО со стороны России и Китая. По мнению американских стратегов, гиперзвуковая ракета морского базирования, стартовавшая с борта атомной подводной лодки класса «Огайо» или «Вирджиния», должна будет достичь своей цели в течение 15 минут.

С 2008 года гиперзвуковые программы претерпели ряд изменений и в 2019 году сформировались в восемь программ одобренных Конгрессом США. За основу для гиперзвуковых проектов был выбран наиболее удачный по испытаниям проект сухопутных войск AHW. Все гиперзвуковые ракеты будут иметь двухступенчатую компоновку - первая ступень, разгоняющая ракету до 5-6 чисел Маха, и вторая ступень - планирующая гиперзвуковая боеголовка. При этом боеголовки для ВМС и Сухопутных войск будут иметь коническую форму с четырьмя рулевыми плоскостями, а боеголовки для ВВС - плоскую клиновидную форму. 

Американские гиперзвуковые ракетные проекты основаны на проекте Advanced Hypersonic Weapon.
© spaceforce.mil
Американские гиперзвуковые ракетные проекты основаны на проекте Advanced Hypersonic Weapon.

В настоящие время проекты претерпели очередные корректирующие изменения и сформировались в пять перспективных программ:

1. ВМС США: Intermediate Range Conventional Prompt Strike Weapon (IR CPS) - гиперзвуковая ракета средней дальности с планирующей боеголовкой (Common Hypersonic Glide Body, C-HGB);

2. Армия США: Long Range Hypersonic Weapon (LRHW) - гиперзвуковая ракета средней дальности с планирующей боеголовкой C-HGB;

3. Армия США: Precision Strike Missile (PrSM) - гиперзвуковая ракетная система малой дальности наземного базирования для прорыва ПВО, на основе ОТРК ATACMS MGM-168 Block III (аналог российского «Искандера»);

4. ВВС США: крылатая ракета AGM-183A, Air-launched Rapid Response Weapon (ARRW) с тактической планирующей боеголовкой (Tactical boost glide reentry vehicle, TBG);

5. ВВС США: Hypersonic Attack Cruise Missile (HACM) - гиперзвуковая крылатая ракета, создающаяся на основе проекта Hypersonic Air-breathing Weapon Concept (HAWC) с усовершенствованным прямоточным гиперзвуковым двигателем AFRE (Advanced Full-Range Engine).

Как видно из этих проектов, создать ближайшее время аналог российского «Авангарда» американцы даже и не мечтают. Многочисленные испытания проведённые в 2020 году показали, что наиболее реалистичными для Пентагона будут гиперзвуковые проекты с ракетными комплексами, летающими на скоростях от 5 до 8 чисел Маха.

Гиперзвук для ВМС США

Командование ВМС США вкладывается в гиперзвуковые проекты, потому что появление баллистических гиперзвуковых ракет повлечёт за собой не только модернизацию пусковых установок атомных подводных лодок класса «Огайо» и «Колумбия», но и изменения в военно-морских операциях. В то же время делать ставку только на подводные лодки командование ВМС не собирается. Дело в том, что основной ударный компонент стратегии Prompt Global Strike - 67 эсминцев класса «Арли Бёрк» (Arleigh Burke) в какой-то момент будут выведены из состава флота и им, естественно, потребуется замена.

Такой заменой называют перспективный проект эсминца DDG(X), который может получить усовершенствованную систему ПВО/ПРО Aegis модификации Baseline 10, а также 64 вертикальные пусковые установки Mk.41. В настоящее время в командовании ВМС США идёт полемика о создании гиперзвуковой крылатой ракеты, которая сможет стартовать с новой пусковой установки, идущей на смену Mk.41.

Пуск модернизированной версии крылатой ракеты «Томагавк» из контейнера Mk.41.
© defense.gov
Пуск модернизированной версии крылатой ракеты «Томагавк» из контейнера Mk.41.

Данная полемика развивается на фоне обсуждения судьбы проекта эсминца Zumwalt, который несмотря на внушительные затраты (стоимость одного корабля составила около 4 млрд долл.) провалил все стартовые испытания. Организатором полемики стал командующий морскими операциями ВМС США адмирал Майк Гилдей, заявивший, что «флоту нужны гиперзвуковые ракеты».

В качестве испытательной площадки он предложил выбрать эсминцы Zumwalt, которые будучи в составе ВМС по факту простаивают без дела. Очередную переделку предполагается начать во время планового технического обслуживания эсминцев, у которых крылатые ракеты «Томагавк» должны будут заменены на гиперзвуковые ракеты.

Такая модернизация, по мнению адмирала Майка Гилдея, позволит не только быстрее завершить работы по проектам гиперзвуковых ракет для ВМС, но и перейти к его масштабированию на другие корабли флота, в том числе и на эсминцы DDG(X), т.к. «гиперзвуковые ракеты на надводных кораблях являются главным приоритетом в наступательных морских операциях».

Из-за крайней дороговизны эсминец Zumwalt существует в единственном экземпляре.
© navy.mil
Из-за крайней дороговизны эсминец Zumwalt существует в единственном экземпляре.

Проект IR CPS предполагает создание гиперзвуковой баллистической ракеты средней дальности (до 5.500 км) для атомных подводных лодок ВМС США. Установка подобных ракет на надводные корабли потребует внесения масштабных конструктивных изменений. Скорее всего, адмирал Майк Гилдей имел в виду морскую версию гиперзвукового проекта  ВВС США - ARRW, с дальностью полёта от 500 до 1.000 км. Действительно, такая гиперзвуковая ракета потребует меньших затрат, т.к. в данном случае требуется не замена пусковых установок Mk.41, а всего лишь доведение её до универсального технического статуса.

Поэтому в среднесрочной перспективе, до 2030 года, корабли и подводные лодки ВМС США предположительно будут оснащены гиперзвуковыми ракетными комплексами средней дальности. Появление боевых лазеров в качестве комплексов ПВО, скорее всего, окажется бесперспективной, в техническом плане, затеей, но в финансовом плане лоббистские организации, поддерживающие программы строительства ВМС США, получат свою прибыль.

Гиперзвук для ВВС США

Командование ВВС США совместно с компанией Lockheed Martin, Boeing и DARPA ведут два проекта гиперзвукового ракетного оружия - по гиперзвуковой ракете класса «воздух-земля» средней дальности AGM-183A ARRW и новой гиперзвуковой крылатой ракете Hypersonic Attack Cruise Missile (HACM).

Командование глобальных ударов ВВС США (Air Force Global Strike Command, AFGSC) предполагает оснащать гиперзвуковой ракетой AGM-183A ARRW самолёты стратегической авиации, такие как В-52Н. Ради этого командование ВВС США в очередной раз продлило срок службы 68-летним ветеранам холодной войны до 2050 года. В мае 2020 года был опубликован запрос предложений (RFP) по программе замены 608 двигателей для В-52 (CERP).

Испытательный полёт бомбардировщика B-52H с гиперзвуковой баллистической ракетой воздушного базирования Lockheed Martin AGM-183A ARRW.
© af.mil
Испытательный полёт бомбардировщика B-52H с гиперзвуковой баллистической ракетой воздушного базирования Lockheed Martin AGM-183A ARRW.

Как сказал глава AFGSC генерал Тимоти Рей: «Stratofortress остаётся опорой значительно сокращённого бомбардировочного флота США, что делает его дальнейшее функционирование стратегическим императивом». К тому же остаётся приоритетная цель в доведении парка стратегической авиации до 225 бортов. Замены В-52 на аналогичный самолёт не будет, основу стратегической авиации ВВС США составят бомбардировщики-невидимки В-21. Но до тех пор, пока они не поступят на службу, роль воздушной компоненты ядерной триады США будут исполнять «старички» В-52 и В-2, производство которых было остановлено в 1997 году.

Поэтому весь 2020 год В-52 гоняли в испытательных полётах с макетом ракеты AGM-183A ARRW, первое испытание прототипа которой запланировано на март 2021 года. Важность этого испытания подчеркнул замкомандующего AFGSC генерал-майор Эндрю Гебара, который заявил, что успешные испытания ARRW позволят ускорить работы по проекту HACM: «Я могу поставить четыре ARRW на один бомбардировщик, но при успешных испытаниях я могу поставить 20 HACM».

Помимо этого, командование AFGSC планирует установить гиперзвуковую ракету ARRW на авиационные комплексы 4-го поколения - самолёты F -15, F-16 и F-18, а также самолёты 5-го поколения - F-22 и F-35. ТТХ новой гиперзвуковой ракеты HACM не опубликованы, т.к. проект засекречен.

Гиперзвуковые ракеты в стратегиях США

Исследовательская служба Конгресса США в своём докладе Conventional Prompt Global Strike and Long-Range Ballistic Missiles отмечает, что ещё в 2012 году Пентагон изменил стратегию Prompt Global Strike (глобальный быстрый удар) на новую стратегию Conventional Prompt Global Strike (неядерный глобальный быстрый удар), которая позволила рассматривать гиперзвуковые ракеты в качестве ключевого элемента нанесения первого удара.

Пентагон изменил стратегию Prompt Global Strike (глобальный быстрый удар) на новую стратегию Conventional Prompt Global Strike (неядерный глобальный быстрый удар).
© nap.edu
Пентагон изменил стратегию Prompt Global Strike (глобальный быстрый удар) на новую стратегию Conventional Prompt Global Strike (неядерный глобальный быстрый удар).

Такая перемена была вызвана тем фактом, что в стратегии PGS основную роль играли средства воздушного нападения (СВН) включающие самолёты средней или большой дальности, крылатые ракеты, запускаемые с бомбардировщиков или подводных лодок, а также баллистические ракеты, против которых Россия и Китай разработали и разрабатывают эффективные системы ПВО и ПРО. Поэтому ставка на гиперзвук, точнее на технологию управляемого гиперзвука, фактически спасла PGS от закрытия.

Новая стратегия СPGS предполагает массовое использование гиперзвуковых ракетных комплексов для решения главной задачи - совместное подавление противовоздушной обороны противника (joint suppression of enemy air defenses, J-SEAD). Операция J-SEAD разделяется на три подзадачи (стадии): операция в зоне ответственности (area of responsibility, AOR), операция в зоне совместных операций (joint operations area, JOA) с подавлением систем ПВО и операция локального подавления систем ПВО (local suppression of air defenses, LSAD).

В операции AOR будут использоваться гиперзвуковые ракеты средней дальности (ГРСД) и гиперзвуковые крылатые ракеты (ГКР) в зависимости от зон ответственности ВВС, ВМС и Армии США, а в операции JOA - комбинация ГРСД и ГКР воздушного, морского и наземного базирования.  В завершающей стадии J-SEAD, в операции LSAD, по уничтожению остатков ПВО будут участвовать ГКР.

За нами не «заржавеет»

Я не буду здесь рассказывать, чем мы ответим на американские гиперзвуковые комплексы, т.к. нам есть чем реагировать и это темы для будущих статей, но скажу одно, все эти американские стратегии и боевые операции великолепно смотрятся на бумаге и на экранах дисплеев. Однако они не учитывают изменившуюся реальность - техническое и технологическое развитие комплексов ПВО/ПРО в России продолжается. Естественно, достигнутое превосходство российских систем ПВО над ВВС противника будет держаться на высоком уровне, а на любую хитрую стратегию у нас будет ассиметричный ответный ход.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама