В других СМИ
Загрузка...
После американцев хоть талибы*?..
© mod.gov.af
Спуск флага США в лагере Энтоник в провинции Гильменд на юге Афганистана, который покидают американские солдаты.

После американцев хоть талибы*?..

Казалось, хуже американской оккупации ничего уже быть не может. Но никто не знает, какое «светлое» будущее ждёт Афганистан, когда власть в стране окажется в руках талибов*
08 июля 2021, 15:22
Реклама
После американцев хоть талибы*?..
© mod.gov.af
Спуск флага США в лагере Энтоник в провинции Гильменд на юге Афганистана, который покидают американские солдаты.
Читайте нас на: 

Военные успехи талибов* (боевики запрещённой в РФ террористической организации) фактически не оставляют экспертам, военным и политикам сомнений в неизбежности их окончательной победы в случае продолжения вывода американских войск. Вопрос лишь в том, падёт ли центральное светское правительство в Кабуле, и если да, то как скоро. Случится ли это к моменту окончательного вывода американских войск или его агония продлится ещё некоторое время. Как бы то ни было страна, по мнению большинства экспертов, находится на пороге новой, ещё более кровавой и разрушительной гражданской войны.

Не исключено, что одновременно с ней развернётся и другая, региональная война между силами, которые столкнутся в ожесточённой конкурентной борьбе за влияние на эту страну, имеющую важное географическое положение и богатые природные ресурсы. Впрочем, сценариев развития событий на сегодняшний день более чем достаточно.

С высоты Поднебесной

В довольно сложном положении оказывается Китай. С одной стороны, из Афганистана уходят США, его главный враг, и теперь перед Пекином вроде бы открываются широкие возможности для того, чтобы заполнить образующийся вакуум и получить доступ к богатым минеральным ресурсам Афганистана, не говоря уже о спасении их мегапроекта «один пояс - один путь». С другой - на Китай ложится, пусть даже частично, задача предотвратить дестабилизацию и не допустить новую, ещё более кровопролитную гражданскую войну. Причём не только в Афганистане, но и у себя в Синьцзяне, где проживают китайские мусульмане. Если не талибы*, то, наверняка, джихадисты из ИГ** или «Аль-Каиды»** (террористические организации, запрещены в РФ) захотят взбаламутить обстановку там.

Кроме того, у талибов* нет особого желания принимать китайские и иные предложения об инвестициях в афганскую экономику. Их вообще не интересуют уходящие за горизонт перспективы нормального развития страны. Они ребята очень простые, чтобы не сказать примитивные.

Талибы* ребята очень простые...
© flickr.com
Талибы* ребята очень простые...

Первым делом после победы над правительством в Кабуле они начнут делить между собой власть и сразу же передерутся, наверняка, из-за пустяков типа пары грузовиков с опиумом или сундука с золотом. Им будет не до высоких идей. Наконец, Пекину очень не хочется слишком глубоко вдаваться во внутриафганские дела. Его будет больше заботить собственная безопасность в мусульманских районах Китая.

На всякого аятоллу довольно простоты

Одним из наиболее влиятельных игроков в Афганистане в наступающих условиях оказывается Иран, который всегда рассматривал эту страну как зону своих важнейших интересов. Мудрые аятоллы начали складывать яйца в разные корзины задолго до нынешних событий. Поэтому как бы не складывался афганский пасьянс, Тегеран не должен был остаться в проигрыше. И, похоже, не остался. К 2018 году Иран, по данным корпорации RAND, превратился в крупнейшего торгового партнёра официального Кабула. Иран вкладывал немалые деньги в афганскую экономику и одновременно иранцы вели свою игру с талибами*, оказывали им, не афишируя, разумеется, финансовую, военную и политическую помощь, хотя прекрасно понимали, что талибы* совсем не сахар. Просто сравнивая Талибан** и ИГ** (обе организации запрещены в РФ), иранцы решили, что талибы* представляют собой меньшее, чем ИГ**, зло. Почему? Да, потому, что Иран рассматривал талибов* всего лишь как угрозу своим интересам в Афганистане, но не угрозу существованию иранского государства, которую, по мнению Тегерана, несут джихадисты ИГ**.

Сегодня иранские стратеги видят в талибах* инструмент (правда, не очень надёжный) своей политики, который можно использовать против Саудовской Аравии и других стран, проявляющих интерес к Афганистану, как к своей потенциальной добыче. Кроме того, Тегеран старается сохранить для себя особое место в переговорном процессе, считая, что в силу географической близости с Афганистаном у него на это больше прав, чем у других стран.

Лагерь афганских беженцев в Иране.
© flickr.com
Лагерь афганских беженцев в Иране.

Теперь конкретно о целях, к которым, возможно, будет стремиться Иран. Представляется, в первую очередь, они будут связаны с соблюдением баланса интересов между пуштунами и другими этническими группами, а также с обеспечением безопасности афганских шиитов и предотвращением шиитско-суннитского противостояния. Кроме того, Иран, вероятно, постарается каким-то образом снять остроту с проблемы афганских беженцев. В Иране их насчитывалось до 4 млн человек, причём половина из них была не зарегистрирована. Как отнесутся к этому талибы* в новых условиях, большой вопрос.

Пакистан - повивальная бабка «Талибана»**

Пакистан всегда претендовал и претендует на роль старшего брата Афганистана. Одна была беда - на официальном уровне обе страны не ладили между собой никогда. Ни при королевском режиме, ни при «народно-демократическом». Виной тому стал проклятый территориальный спор, который оставили им проигравшие в позапрошлом веке войну афганцам мстительные британцы. Единственный способ хоть как-то влиять на Афганистан пакистанские генералы видели в создании вооружённой оппозиции, интригах и подкупе политиков и племенных вождей.

Не сложилось и позже, после вывода советских войск из Афганистана. Пришедшие к власти моджахеды, которым пакистанцы всячески помогали, своих пакистанских спонсоров кинули, просто перестав обращать на них внимание и следовать их советам. Пуштунов, самый многочисленный из обитающих в стране народов, моджахеды тоже обделили при распределении зон влияния, власти, денег и прочих благ. Возможно, всё бы так и осталось, но в Пакистане тем временем подрастали дети погибших в той войне с «шурави» или просто бежавших с родителями пуштунов. Заботу о них взял на себя Исламабад, который давал им образование как в обычных школах, так и в религиозных медресе. Вступавшее во взрослую жизнь и чувствовавшее себя обделённым молодое поколение пуштунов горело желанием восстановить справедливость и получить свой кусок от завоеванного пирога. Понятное дело, силой оружия.

Движение «Талибан»** появилось при прямом участии пакистанских спецслужб.
© flickr.com
Движение «Талибан»** появилось при прямом участии пакистанских спецслужб.

Так и появилось (при прямом участии пакистанских спецслужб) движение «Талибан»** (от слова «талиб»*, что означает «ученик», «студент»). Исламабад, который с полным основанием можно считать повивальной бабкой талибов*, получил при этом очень мощные, возможно, самые сильные рычаги влияния на Афганистан. Для этого, правда, пакистанцам пришлось много лет водить американцев за нос, разводя их на деньги, которые якобы шли на борьбу с террористами, а на самом деле использовались для поддержки талибов*.

До какой степени Исламабаду удастся воздействовать на талибов*, покажет ближайшее время.

Улыбка Будды талибам* не светит

Больше всего, по мнении профессора МГИМО Сергея Лунёва, в стабилизации обстановки в Афганистане заинтересована Индия, вложившая огромные деньги в афганскую экономику - до 4 млрд долларов. Она же может легко оказаться среди наиболее пострадавших соседей Афганистана. Нью-Дели всерьёз опасается, что талибы* будут поддерживать повстанческие движения внутри Индии, в основном в проблемном штате Джамму и Кашмир. И к такой подрывной деятельности их будут подталкивать враги Индии из Пекина и Исламабада, давно имеющие здесь свою агентуру. В свою очередь, Индия финансировала антипакистанские группировки «Джамаат аль-Ахрар», «Армию освобождения Белуджистана», «Тарик-и-Талибан».

А после того, как Индия стала дрейфовать в сторону США, и присоединилась к антикитайскому американо-японо-австралийскому альянсу, вряд ли Пекин и Исламабад захотят видеть Нью-Дели при решении более или менее важных проблем Афганистана. Тем более, что индийцы, по сути, не будут иметь почти никакого влияния на афганские дела в случае падения центрального правительства в Кабуле.

Кстати, в экспертном сообществе, считают, что Москва не стала приглашать Индию на конференцию по Афганистану в середине марта этого года по просьбе Китая и Пакистана.

На Среднюю Азию надвигается «атас»

Впечатляющие военные успехи талибов* в Афганистане, в частности, их выход к границам Таджикистана и Узбекистана вызвали серьёзную обеспокоенность в странах Центральной Азии. В Таджикистане даже объявлено о призыве 20 тысяч резервистов на случай прорыва афганских исламистов в эту страну. Между тем в экспертном сообществе нет единого мнения о том, решатся ли талибы* пойти на захват соседних с Афганистаном стран Средней Азии. Судя по заявлениям самих талибов*, они начнут создавать серьёзные проблемы только тем государствам, которые согласятся дать у себя приют выводимым из Афганистана американским войскам.

В Таджикистане даже объявлено о призыве 20 тысяч резервистов на случай прорыва афганских исламистов в эту страну.
© mort.tj
В Таджикистане даже объявлено о призыве 20 тысяч резервистов на случай прорыва афганских исламистов в эту страну.

Однако, как показывает жизнь, вряд ли можно верить слову талиба*. Они много чего обещали, но очень быстро забывали о своих словах. Кроме того, Талибан** не следует рассматривать как некую военную силу, сцементированную железной дисциплиной, едиными целями и идеологией. Это, скорее, конгломерат различных группировок, в том числе и случайно прибившихся к Талибану** и потому не всегда готовых следовать в русле талибанского «мейнстрима».

Наконец, нужно учитывать ещё один важный фактор. Талибан** сегодня совсем не такой, каким был, когда первый раз захватывал власть, или даже года три назад. Тогда многие полагали, что пуштуны, которые и составляют основное ядро Талибана**, не полезут далеко за пределы Афганистана.

Сегодня они открыто заявляют о своих претензиях поучаствовать в решении ряда международных проблем и конфликтов на правах признанного члена ООН и субъекта международного права. Так, недавно талибы* выступили с призывом к киргизам и таджикам решить пограничный конфликт исключительно мирным путём на переговорах. Хотя сами фактически игнорируют переговоры с правительством и предпочитают действовать с помощью оружия. Примерно то же самое касается и армяно-азербайджанского конфликта, куда они тоже лезут со своими оценками. Поэтому полностью исключить вероятность рейдов отдельных отрядов отмороженных бандитов или фанатиков, действующих под флагом Талибана**, тем более под стягами ИГ** или «Аль-Каиды», никак нельзя...

С другой стороны, у всей этой мерзкой компании вряд ли хватит сил и средств, чтобы одновременно валить проамериканское правительство и начинать вторжение в чужие страны. По мнению директора Центра исследовательских инициатив Бахтиера Эргашева, угрозы прямого вооруженного вторжения в республики Центральной Азии нет, по крайней мере, пока талибы* не решат свои задачи внутри Афганистана.

Ну, а если они всё-таки полезут на рожон, у этих среднеазиатских государств должно хватить сил, чтобы более-менее самостоятельно или с помощью России, возможно Китая и Турции, дать отпор бандитам. Президент России Владимир Путин уже пообещал главе Таджикистана Эмомали Рахмонову помощь как в рамках двусторонних отношений, так и по линии ОДКБ.

Кроме военной угрозы, пусть пока и призрачной, талибы* опасны ещё и тем, что могут вызвать радикализацию общества, спровоцировать нестабильность в этих странах, в том числе активизацию религиозных экстремистских организаций, а также тех сил, которые бы хотели смены сегодняшних режимов в странах Центральной Азии.

В рамках проекта «Великий Туран»

Турция, пожалуй, единственная страна, которую полностью устраивает накрывающий Афганистан хаос. В этой ситуации перед президентом Эрдоганом открываются широкие возможности продолжить свой безумный проект «Великий Туран», закрепив турецкие позиции теперь уже в Средней Азии и дальше вытесняя оттуда Москву, Пекин Тегеран, Нью-Дели и возможных других конкурентов.

Первым делом Анкара заявила о готовности обеспечить охрану и жизнедеятельность кабульского аэропорта силами свои военных, и уже получила добро от американцев. Забыли самую малость - спросить согласия у талибов*. А те взяли и отказали, заявив, что будут относиться к наследникам янычар как к иностранным силам со всеми вытекающими последствиями, то есть лупить по ним со всей талибанской ненавистью.

И всё же турецкие военные взяли под охрану аэропорт теми силами, которые находились вместе с войсками НАТО с самого начала. Но по всей видимости, если туркам так и не удастся упросить талибов*, то оставаться в аэропорту после ухода военных США, они всё равно не смогут.

Перед президентом Эрдоганом открываются широкие возможности продолжить свой безумный проект «Великий Туран», закрепив турецкие позиции теперь уже в Средней Азии.
© tccb.gov.tr
Перед президентом Эрдоганом открываются широкие возможности продолжить свой безумный проект «Великий Туран», закрепив турецкие позиции теперь уже в Средней Азии.

Эрдогана, впрочем, такой поворот ничуть не оконфузил. Туркам, как и американцам с европейцами глубоко наплевать и на талибов* с НАТО, и на весь Афганистан с его будущим. Главное, считает ведущий сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Виктор Надеин-Раевский, что теперь Турция, уже откликнувшаяся на призывы среднеазиатских республик помочь им противостоять исходящей от талибов* и прочих исламистов угрозе, ещё сильнее привяжет их к себе и сделает всё, чтобы те не сошли с её орбиты. Уже пошли интенсивные контакты официальных лиц Турции и среднеазиатских стран на уровне министров обороны и глав внешнеполитических ведомств.

Скорее всего, в ближайшее время следует ожидать подписания новых соглашений об увеличении количества киргизских, узбекских, таджикских, казахстанских, туркменских военнослужащих, которые будут обучаться в военных учебных заведениях Турции, а также о развитии военно-технического сотрудничества. И все это, разумеется, «в интересах мира и стабильности в этих странах, и в регионе в целом».

Более того, с учётом почти пробитого через территорию Армении коридора Анкара, по сути, получает (или может получить в не столь отдалённое время) пояс из дружественных протурецких государств, с юга от Чёрного моря и Кавказа и почти до Китая с Монголией охватывающих российское подбрюшье. Для полноты картины стоит напомнить, что Турция по-прежнему член НАТО и свой карт-бланш на действия в Афганистане и вокруг него получила от США, ну, может быть, ещё от Британии в надежде, что та будет всячески вредить Москве, а заодно и Пекину урезая их влияние на Среднюю Азию.

За свою «братскую» помощь турки хотят получить сущий пустяк - чтобы в среднеазиатских столицах признали организацию FETO исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена террористической. С киргизами на этот счёт уже договорились. Да и с другими, скорее всего, проблем не будет. Что может быть проще! Это же не Крым при Эрдогане признать российским.

Что касается Москвы, официальный представитель МИД Мария Захарова считает, что не нужно слишком драматизировать ситуацию с Афганистаном. Никто и не драматизирует. Ещё с 1991 года. Результат, как говорится, налицо.

---

* Боевики запрещённой в РФ террористической организации.

** Террористическая организация, запрещённая в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама