В других СМИ
Загрузка...
Терроризм в Южной Азии после падения Афганистана
© facebook.com/muhammed.army
Транснациональные террористические группировки активизируют свою деятельность из контролируемого талибами** Афганистана.

Терроризм в Южной Азии после падения Афганистана

Прекращение военного присутствия США в Афганистане не означает прекращение террористических угроз, исходящих из Афганистана. В стране по-прежнему будут находиться многочисленные террористические группировки, которые угрожают интересам многих государств в регионе и за его пределами
25 августа 2021, 12:51
Реклама
Терроризм в Южной Азии после падения Афганистана
© facebook.com/muhammed.army
Транснациональные террористические группировки активизируют свою деятельность из контролируемого талибами** Афганистана.
Читайте нас на: 

«Талибан»* (здесь и далее террористическая организация, запрещённая в РФ) выиграл войну в Афганистане. Америка и её союзники проиграли. Пока «Талибан»* проводит пресс-конференции, тысячи отчаявшихся афганцев оккупируют взлётно-посадочную полосу международного аэропорта имени Хамида Карзая, отчаянно пытаясь вылететь из страны. Несколько человек упали насмерть с высоты сотни футов, цепляясь за военный самолёт США во время взлёта.

Угрозы для борьбы с терроризмом

Краткосрочные императивы спасения как можно большего числа афганцев скоро отойдут на второй план по сравнению с тем, что новый Афганистан означает для международной безопасности. Для стран Южной Азии, особенно Индии, вывод войск США, крах афганских вооружённых сил и усиление талибов** (здесь и далее боевики запрещённой в РФ террористической организации) представляют собой огромную угрозу для борьбы с терроризмом.

Транснациональные группировки, такие как «Аль-Каида»* и «Исламское государство»*, а также их филиалы и региональные отделения, вероятно, активизируют свою деятельность из контролируемого талибами** Афганистана. 

Антииндийские террористические группы, такие как «Лашкар-и-Тайба»* и «Джайш-и-Мохаммед»*, в конечном итоге могут использовать страну в качестве базы для атак в Кашмире или других частях Индии, как это было в 1990-х годах. Хотя пакистанские талибы** потеряли большую часть своей силы, они могут восстановиться в Афганистане и начать атаки на Пакистан. Всё это будет иметь огромное значение для будущего джихадизма в Южной Азии и за её пределами.

Антииндийские террористические группы могут использовать Афганистан в качестве базы для атак в Кашмире или других частях Индии.
© dnaindia.com
Антииндийские террористические группы могут использовать Афганистан в качестве базы для атак в Кашмире или других частях Индии.

Со временем решение об уходе из Афганистана может оказаться правильным для Соединённых Штатов. В конечном итоге это может высвободить ресурсы для политического и военного руководства США, чтобы они могли сосредоточиться на Китае и России. Однако сейчас перед Вашингтоном стоит задача сформулировать контртеррористическую стратегию в Южной Азии, располагая гораздо меньшими ресурсами. Без тысяч военнослужащих в Афганистане у США больше не будет разведывательных возможностей следить за террористической деятельностью на границе с Пакистаном. Будущие авиаудары по афганским целям станут дорогостоящей логистической проблемой и наверняка подорвут любые шансы Вашингтона убедить «Талибан»* отмежеваться от «Аль-Каиды»*.

За исключением Индии, все потенциальные партнёры Америки в Южной Азии проблематичны: Пакистан десятилетиями поддерживал талибов** и «Сеть Хаккани»*; Россия не заинтересована в помощи бежавшей Америке; Иран находится под жёсткими санкциями США и сотрудничество с Китаем в области терроризма, вероятно, будет ограниченным, учитывая тенденцию к снижению китайско-американских связей. Войска США могут вскоре покинуть Афганистан, но террористическая угроза оттуда сохранится в обозримом будущем.

«Аль-Каида»* на Индийском субконтиненте

Южноазиатское отделение «Аль-Каиды»* и сама «Аль-Каида»* на Индийском субконтиненте выиграют от возрождения талибов** в Афганистане - родины «Аль-Каиды»* и многих её ответвлений. В настоящее время в стране активно действует руководство основной группы и южноазиатского отделения, были зарегистрированы её боевые действия на стороне «Талибана»* против Соединённых Штатов. Хотя по новым оценкам в Афганистане не более 600 боевиков «Аль-Каиды»*, их скрытая сила значительна.

Если талибы** и согласились разорвать связи с «Аль-Каидой»* в рамках своего соглашения с США в феврале 2020 года, совсем не очевидно, что талибы** сдержат своё слово. Более того, «Аль-Каида»* неоднократно клялась в верности талибам**, а её лидеры были обнаружены на территории «Талибана»* совсем недавно, в марте 2021 года. Это правда, что у «Талибана»* будут стимулы помешать «Аль-Каиде»* использовать Афганистан для проведения терактов по всему миру. Однако эти стимулы вряд ли будут столь же сильными, как желание избежать прямой конфронтации с «Аль-Каидой»*, тяга к истории и противодействие давлению Запада.

Афганистан - родина «Аль-Каиды»*, а «Аль-Каида»* неоднократно клялась в верности талибам**.
© flickr.com
Афганистан - родина «Аль-Каиды»*, а «Аль-Каида»* неоднократно клялась в верности талибам**.

Фактически, похоже, что талибы** в одностороннем порядке готовы пересмотреть договорённость с Соединёнными Штатами. Представитель «Талибана»* Забиулла Муджахид добавил дополнительные оговорки к соглашению с Соединёнными Штатами относительно «Аль-Каиды»*, заявив, что «нигде в соглашении не упоминается, что мы имеем или не имеем связей с кем-либо. Фактически вопрос отношений не рассматривается. Было согласовано, что никакая угроза с афганской земли не должна исходить для США и их союзников». Согласно высказыванию учёного Асфандиара Мира, «в какой-то момент во время переговоров [между Соединёнными Штатами и «Талибаном»*] дискуссия прервалась, и афганские талибы** настаивали на отсутствии доказательств того, что« Аль-Каида»* осуществила атаку 9/11».

Маловероятно, что «Талибан»* выполнит свои обязательства перед Соединёнными Штатами в отношении «Аль-Каиды»* из-за исторических связей, семейных отношений через браки между членами обеих групп, а также общих взглядов на состояние Афганистана и наступления джихада (т.е. установление власти Бога). Обе группы сходятся на том, что они считают «правлением Бога в Афганистане». Однако же «Аль-Каида»* имеет гораздо более глобальные взгляды, а «Талибан»* ориентирован на внутренний мир и находится под влиянием местных обычаев. С момента своего прихода к власти талибы** освободили тысячи заключённых из афганских тюрем, в том числе из тюрьмы на авиабазе Баграм, в которой, как сообщается, содержались боевики «Аль-Каиды»*. Кроме того, она также делегировала безопасность Кабула для «Сети Хаккани»*, которая имеет тесные связи с «Аль-Каидой»* и несёт ответственность за некоторые из самых смертоносных атак афганской войны, что ещё раз подтверждает её близость к этой группировке.

Прочные отношения между «Талибаном»* и «Аль-Каидой»* в Афганистане будут иметь тревожные последствия для региональной безопасности. «Аль-Каида»* на Индийском субконтиненте уже оценила уход США как победу и изменила название своего журнала с «Наваи афганский джихад» («Голос афганского джихада») на «Навай Газват-уль-Хинд» («Голос завоевания Индии»), что указывает на то, куда следует направить свою энергию в будущем.

Террористическая группа «Джамаат-уль-Муджахидин Бангладеш» по-прежнему активна в Индии и Бангладеш.
© opindia.com
Террористическая группа «Джамаат-уль-Муджахидин Бангладеш» по-прежнему активна в Индии и Бангладеш.

Террористические сети выходят за рамки границ в Южной Азии

Террористические группы действуют и в других странах Южной Азии, помимо Афганистана. «Аль-Каида»* в составе дочерних структур Индийского субконтинента, таких как группировка «Джамаат-уль-Муджахидин Бангладеш», по-прежнему активна в Индии и Бангладеш. Не далее как в июле 2021 года индийские власти арестовали в северном штате Уттар-Прадеш двух кашмирцев, принадлежащих к «Ансар Газават уль-Хинд» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). По данным управления по борьбе с терроризмом Уттар-Прадеш, эти двое якобы планировали совершить теракты в столице штата Лакхнау. Кроме того, в том же месяце были задержаны три бангладешских члена организации «Джамаат-уль-Муджахидин Бангладеш», якобы за создание сетей в Калькутте.

Риск того, что «Аль-Каида»* поддержит и вдохновит региональные филиалы в Южной Азии, велик и растёт. Власти Бангладеш отметили, что три члена «Ансар аль-Ислам» (также известной как «Команда Ансарулла Бангла») отправились в Афганистан, чтобы поддержать «Талибан»*, что потенциально может возобновить интерес к джихадистским атакам.

В то время как большинство международных усилий по борьбе с терроризмом в Южной Азии сосредоточено на Афганистане, Индии и Пакистане, некоторые из небольших стран Южной Азии (например, Шри-Ланка, Мальдивы и Мьянма) также являются мишенью для «Аль-Каиды»*. Группа была связана с убийством мальдивского журналиста в 2019 году. Более того, «Аль-Каида»* в Мьянме обсуждала вопросы отношений к рохинджа (рохинджа - этническая группа, одно из национальных меньшинств Мьянмы. - Ред.) и предупредила о мести в случае дальнейших притеснений этого народа. Атаулла абу Аммар Джунуни, лидер Араканской армии спасения рохинджа, родился в Пакистане, побывал в Пакистане и Афганистане в поисках помощи для своего повстанческого движения. Очевидно, что террористические сети выходят за рамки границ в Южной Азии.

«Исламское государство»* и другие террористические группировки в Южной Азии

«Талибан»* и «Исламское государство»* - соперники в Афганистане. «Талибан»* считает «Исламское государство»* своим противником и возмущается его попытками действовать независимо в Афганистане. Утверждения «Исламского государства»* о том, что «Талибан»* сотрудничает с пакистанской разведкой, предназначены для того, чтобы поставить «Талибан»* в неловкое положение.

«Исламское государство»* совершает нападения по всей Южной Азии.
© youtube.com
«Исламское государство»* совершает нападения по всей Южной Азии.

В недавно опубликованном отчёте ООН подчёркивается, что разногласия внутри «Талибана»* могут сделать «Исламское государство провинции Хорасан» в Афганистане («Вилаят Хорасан» - отделение «Исламского государства»*, претендующее на территории, некогда входившие в состав провинции Хорасан Арабского халифата - то есть современный Афганистан, Пакистан, восточные провинции Ирана и часть Средней Азии. - Ред.) жизнеспособной альтернативой для тех, кто не согласен с руководством «Талибана»* в его переговорах с Соединёнными Штатами по поводу вывода их войск.

«Исламское государство»* совершило нападения по всей Южной Азии. В Пакистане группировка действует как «Вилаят-аль-Пакистан» (или «Исламская провинция Пакистана») с 2019 года. Её соперничество с «Талибаном»* уже показало некоторый результат, когда «Исламское государство»* взяло на себя ответственность за убийство лидера талибов** во время нападения в городе Пешавар в Пакистане. «Вилаят-аль-Пакистан» заявила о 22 нападениях в Пакистане в 2019 году и 13 нападениях в 2020 году.

«Исламское государство»* нацелено на южноазиатскую аудиторию своей пропагандой. Онлайн-пропагандистский журнал происламского государства Sawt-al-Hind («Голос Хинд») обрабатывал индийских мусульман во время общественных беспорядков в Нью-Дели в феврале 2020 года. Ежемесячный журнал исследует спорные региональные и местные проблемы (например, строительство индуистского храма Рам Джанмабхуми (место Рождения Рамы) в Айодхья - очень спорный вопрос между индуистами и мусульманами в Индии с начала 1990-х годов). В журнале регулярно публикуются статьи авторов из Мальдив, страны, в которой в расчёте на душу населения когда-то было самое большое количество иностранных боевиков, присоединившихся к «Исламскому государству»* в регионе.

Журнал происламского государства Sawt-al-Hind («Голос Хинд») обрабатывал индийских мусульман во время общественных беспорядков в Нью-Дели в феврале 2020 года.
© twitter.com/MossadNews
Журнал происламского государства Sawt-al-Hind («Голос Хинд») обрабатывал индийских мусульман во время общественных беспорядков в Нью-Дели в феврале 2020 года.

Самый смертоносный теракт в истории Южной Азии произошёл в Шри-Ланке. В результате пасхальных взрывов 2019 года погибло более 270 человек. Несмотря на то, что «Исламское государство»* заявило о нападении, правоохранительные органы изо всех сил пытались подтвердить прямую связь между взрывами и группировкой. Взрывы произошли через три года после террористической атаки в Дакке, в результате которой погибли 22 мирных жителя, что также было совершено от имени «Исламского государства»*. Эти атаки подчёркивают подвижность бренда «Исламского государства»*, который может быть использован местными террористами для получения рычагов влияния и признания.

Высокопоставленные официальные лица «Исламского государства»* публично назвали Южную Азию важным регионом для деятельности группировки. Новый представитель «Исламского государства»* Абу Хамза аль-Кураши недавно высоко оценил экосистемы «Исламского государства»* в Индии и Пакистане. Несмотря на несколько успешных атак в регионе, стратегия группы остаётся разрозненной. У них не было возможности назначить лидера южноазиатской группировки, выстроить прочную цепочку подчинения в регионе или сохранить там филиалы.

Помимо «Исламского государства»* наибольшую озабоченность Индии в Афганистане вызывает то, что «Талибан»*, вернувшись к власти в Кабуле, предоставит пространство для таких групп, как «Лашкар-и-Тайба»* и «Джайш-и-Мохаммед»*, и их предполагаемым кураторам в пакистанской разведке для свободной деятельности.

По сути, это то, что произошло в 1990-х годах, когда террористическое насилие в Кашмире достигло своего апогея с почти 1.000 жертвами в год. Сообщается, что афганский ландшафт уже представляется «Лашкар-и-Тайбе»* и «Джайш-и-Мохаммеду»* в качестве тренировочных площадок с возможностью для вербовки. Нью-Дели сделает всё возможное, чтобы внимательно следить за развитием событий, но это может быть затруднено отсутствием активного посольства в Кабуле.

«Лашкар-и-Тайба»* и «Джейш-и-Мохаммед»* признаны кашмирскими националистами, воюющими за потерянную территорию.
© amarujala.com
«Лашкар-и-Тайба»* и «Джейш-и-Мохаммед»* признаны кашмирскими националистами, воюющими за потерянную территорию.

Различные группы, которые теперь будут действовать с большей свободой в Афганистане, по-разному подходят к определённым «горячим точкам». У «Лашкар-и-Тайба»*, «Джайш-и-Мохаммед»* и «Исламского государства»* очень разные взгляды на Кашмир. «Лашкар-и-Тайба»* и «Джайш-и-Мохаммед»* признаны кашмирскими националистами, воюющими за потерянную территорию. Более того, их исторические связи друг с другом и с действующими лицами в Пакистане, начиная с 1990-х годов, придают каждой группе добросовестное отношение к «Талибану», который также считает себя прежде всего националистическим движением. «Исламское государство», напротив, считает Кашмир регионом с мусульманским большинством и намеревается утвердиться в качестве независимого образования, отдельного от Индии или Пакистана.

Будущее джихадизма в постамериканском Афганистане

Успех «Талибана»* в Афганистане будет иметь далекоидущие последствия для устойчивости других группировок, стремящихся проводить теракты по всей Южной Азии. Во-первых, мнимая победа «Талибана»* над Соединёнными Штатами, вероятно, вдохновит группы джихадистов. Различные группировки в Сирии и Палестине заметили захват власти талибами**. Другие будут вдохновлены новыми ресурсами «Талибана»* и его международным авторитетом, особенно если страны начнут официально признавать правительство в Кабуле.

Во-вторых, Афганистан почти наверняка снова станет привлекательным местом для южноазиатских экстремистов (и джихадистов из других частей мира). Несмотря на разногласия с «Талибаном»*, «Исламское государство»* могло бы укрепить свои позиции в Афганистане за счёт бесправных фракций «Талибана»* и продолжить привлекать на свою сторону больше жителей Южной Азии. Несколько индийцев отправились в Афганистан и присоединились к «Исламскому государству»* в провинции Хорасан в 2016 и 2017 годах. Некоторые бывшие члены расформированных групп, таких как «Индийские моджахеды» и «Исламское движение студентов Индии», также присоединились к «Исламскому государству провинции Хорасан». Победа «Талибана»*, несомненно, облегчит проникновение экстремистов в Афганистан.

В-третьих, иностранные боевики получат опыт в Афганистане и в итоге  с накопленным опытом вернутся в свои страны. Афганский джихад 1980-х годов стал прародителем многочисленных джихадистских движений по всей Южной Азии. Отчасти это произошло из-за того, что вернувшиеся иностранные боевики открыли свои магазины на родине. Повторение этой динамики может нанести ущерб не только безопасности, но и политической ткани региона.

Наконец, успехи талибов** уже предоставили им доступ к основным ресурсам и оружию. «Талибан»* может направить их другим группам. Увеличение финансовых ресурсов может дополнительно помочь в оплате операций среднего и высокого уровня в Южной Азии.

Что теперь остаётся сделать Соединённым Штатам?

Для обеспечения своих контртеррористических интересов после ухода из Афганистана Соединённые Штаты должны расширить антитеррористическое сотрудничество с государствами региона, особенно с Индией. Вашингтон может даже счесть полезным сотрудничество или координацию с Пекином и Исламабадом по ограниченным контртеррористическим целям. Соединённые Штаты также должны побуждать страны Южной Азии к более тесному сотрудничеству в борьбе с терроризмом. Большинство из этих вариантов не оптимальны, но после ухода США у Вашингтона нет других вариантов.

Сотрудничество Америки с Индией в борьбе с терроризмом будет особенно важно для американских интересов. Нью-Дели - наиболее достойный партнёр Вашингтона в области обороны и разведки в Южной Азии, особенно после краха афганских вооружённых сил. Помощь Индии в предотвращении террористических атак позволит Нью-Дели сосредоточить внимание и ресурсы на конкуренции с Китаем.

Несмотря на то, что поддержка Пакистаном талибов** и «Сети Хаккани»* подрывала интересы США в Афганистане на протяжении десятилетий, Соединённые Штаты, возможно, сочтут необходимым работать с Пакистаном над некоторыми конкретными региональными усилиями по борьбе с терроризмом. Обе страны сталкиваются с общими угрозами со стороны «Аль-Каиды»* и «Исламского государства»*. «Техрик-и-Талибан» (или «Пакистанский Талибан») может перегруппироваться и угрожать интересам безопасности Пакистана и США. Понимание Пакистаном талибов** и событий в Афганистане может оказаться ценным для американо-пакистанских разведывательных отношений. Только это сотрудничество может зайти так далеко. Официальные лица США ещё долго будут помнить роль Пакистана в саботаже усилий Америки в Афганистане, а поддержка Исламабадом антииндийских террористических группировок чревата ядерным кризисом в Южной Азии.

Высшие должностные лица министерства обороны и иностранных дел США и Индии в октябре 2020 года подписали соглашение об обмене разведданными.
© state.gov
Высшие должностные лица министерства обороны и иностранных дел США и Индии в октябре 2020 года подписали соглашение об обмене разведданными.

Точно так же Соединённые Штаты могут попытаться сотрудничать с Китаем, учитывая его растущее влияние в Южной Азии и тесные связи с Пакистаном. Вашингтон мог бы использовать недавнюю террористическую атаку против китайских граждан в Пакистане предположительно со стороны «Техрик-и-Талибан Пакистан» и «Исламского движения Восточного Туркестана»* (запрещённая в России террористическая организация) - хотя ни одна из групп не взяла на себя ответственность, - в качестве отправной точки для будущего сотрудничества по дискретным региональным вопросам, если политика это позволяет. Однако вполне вероятно, что это сотрудничество может не состояться, учитывая нынешнее состояние китайско-американских отношений. Тем не менее, учитывая, что террористические угрозы, исходящие из Афганистана, угрожают интересам всех государств региона, может быть определённое поле для сотрудничества.

Соединённые Штаты также могли бы поощрять региональное сотрудничество в борьбе с терроризмом. И для этого Нью-Дели может сыграть значительную роль в продвижении контртеррористического дискурса в регионе . Такой механизм также позволил бы небольшим странам, таким как Шри-Ланка, Бангладеш и Мальдивы, реализовать свой собственный потенциал в борьбе с терроризмом с помощью институционализированных контртеррористических решений с точки зрения местных и гиперлокальных стратегий.

В Пакистане террорист-смертник взорвал кортеж с китайскими гражданами.
© twitter.com/DDIndialive
В Пакистане террорист-смертник взорвал кортеж с китайскими гражданами.

Заглядывая вперёд

Прекращение военного присутствия США в Афганистане не означает прекращение террористических угроз, исходящих из Афганистана. В стране по-прежнему будут находиться многочисленные террористические группировки, которые угрожают интересам многих государств в регионе и за его пределами. Афганистан может не оказаться убежищем террористов, как это было непосредственно перед 11 сентября, но у Соединённых Штатов и их союзников будет меньше возможностей и ресурсов для борьбы с угрозой, которая действительно возникает. После того, как Соединённые Штаты и другие страны отреагируют на немедленный кризис в Кабуле, им останется с меньшими возможностями, чем у них было раньше, разработать контртеррористическую стратегию для Афганистана. Разработка новых подходов потребует глубокого понимания различных группировок, действующих в Афганистане и по всей Южной Азии.

---

* Террористическая организация, запрещённая в РФ.

** Боевики запрещённой в РФ террористической организации.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама