В других СМИ
Загрузка...
Ливийская национальная армия Халифы Хафтара вместе с египетской группировкой готова дать отпор объединённым силам турецких военных, лояльным ПНЕ ливийским милициям и переброшенным из Сирии наёмникам, если те начнут наступление.

Войну в Ливии поставили на паузу

Сражение под Сиртом между Ливийской национальной армией Халифы Хафтара и силами Правительства национального единства Фаиза Сараджа отложено до лучших времён - когда Эрдоган разрешит углеводородный конфликт с Грецией
25 августа 2020, 06:04
Реклама
Войну в Ливии поставили на паузу
© flickr.com
Ливийская национальная армия Халифы Хафтара вместе с египетской группировкой готова дать отпор объединённым силам турецких военных, лояльным ПНЕ ливийским милициям и переброшенным из Сирии наёмникам, если те начнут наступление.

Нефть и война

Правительство национального единства (ПНЕ) Фаиза Сараджа, поддерживаемое Анкарой, так и не решилось пересечь «красные линии», которые определил египетский президент Абдель Фаттах ас-Сиси. Его армейская группировка, сосредоточенная на границе с Ливией, по-прежнему находится в готовности к броску в центральные районы Ливии, чтобы вместе с Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифы Хафтара и племенным ливийским ополчением дать отпор объединённым силам турецких военных, лояльным ПНЕ ливийским милициям и переброшенным из Сирии наемникам, если те начнут наступление. Но они пока не отваживаются…

Причин тому несколько. Первая и, наверное, главная заключается в том, что резко обострилась обстановка в Восточном Средиземноморье, где стремительно набирает обороты конфликт между Анкарой, с одной стороны, и Грецией с Кипром - с другой. Предметом спора стали взаимные претензии на обладание морским шельфом, якобы сказочно богатым энергоресурсами. Вопрос довольно сложный и запутанный, но решить его путём переговоров не получается, поскольку сторонам не хватает терпения. И взаимного уважения тоже.

Анкара как обычно делает вид, будто все ближние и дальние соседи только и норовят её бедную обидеть. Между тем турки действуют с уже привычной бесцеремонностью, демонстрируя грубую силу: как известно, Эрдоган явочным порядком направил в спорные морские зоны три исследовательских судна, которые ведут геолого-разведочные работы под охраной военных кораблей. Уступающая Турции в военном плане Греция тоже пошла на принцип. Её ВМС устремились в эти же морские зоны, и дело дошло до того, что греческий фрегат Limnos столкнулся с турецким военным кораблём Kemal Reis, который получил серьёзные повреждения и отправился на ремонт. Хотя турки явно рассчитывали на «победу».

Кроме того, Эрдоган столкнулся с более решительной и солидарной позицией европейских стран. «Действия Анкары идут вразрез и подрывают усилия по возобновлению диалога, а также по достижению немедленной деэскалации», - заявил глава европейской дипломатии Жозеп Боррель. По его мнению, Турция должна немедленно прекратить буровые работы в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Кипра и начать диалог с ЕС - для снижения напряжённости в районе.

Но дурной пример, как известно, заразителен, и в греко-турецкий конфликт стали втягиваться другие страны. О готовности поддержать Грецию дали знать французы - президент Франции Эмманюэль Макрон заявил о «временном усилении французского военного присутствия в Восточном Средиземноморье». На стороне Греции, естественно, оказались и египтяне. Даже осторожные израильтяне, которые очень не хотят и дальше портить отношения с турками, выразили солидарность с Афинами, о чём написал в Twitter официальный представитель израильского премьера Лиор Хайат.

Складывается впечатление, что против Анкары формируется нечто вроде военного союза. Кстати, некоторые страны-члены НАТО выразили недовольство «равноудалённой» позицией её генерального секретаря Йенса Столтенберга. При этом негатив в отношении Анкары объясняется просто: своими действиями Турция серьёзно мешает странам региона в добыче газа, в частности, ставит под вопрос такой масштабный проект как EastMed, в рамках которого планируется построить глубоководный газопровод по маршруту Израиль - Кипр - Греция - Италия. Так что есть за что пободаться.

Турки между тем действуют в привычной для себя манере, как будто все им чего-то должны, а они - никому и ничего. Президент Эрдоган заявил, что угрозы санкций, звучащих в адрес Турции, не остановят поиски энергоресурсов в восточной части Средиземного моря. «В настоящее время мы полностью сосредоточены на тотальной защите своих прав в Восточном Средиземноморье, Ливии, Эгейском море, а также применяем свои силы в борьбе с террористическими организациями в Сирии и Ираке», - сказал глава Турции.

В общем, аппетит у Эрдогана большой, но проглотить всё и сразу не удаётся. Поэтому войну в Ливии пришлось приостановить и срочно заняться нефтеносным шельфом.

Что не поделили противники Хафтара

Другая причина связана с обострением противоборства двух группировок внутри лагеря сторонников ПНЕ. Одну, которая объединяет отряды милиции, базирующиеся в основном в Триполи, возглавляет глава Президентского совета и правительства Фаиз Сарадж. Другую - ставленник мисуратовских боевиков нынешний глава МВД Фатхи Башага. Надо отметить, что благодаря своим организаторским способностям, он сумел быстро мобилизовать более дисциплинированные и боеспособные отряды на борьбу с Халифой Хафтаром, что и спасло силы ПНЕ от разгрома в апреле прошлого года, когда Ливийская национальная армия (ЛНА) начала внезапное наступление на Триполи. При этом отряды триполитанской милиции не пошли навстречу противнику, а остались в столице, чтобы сохранить контроль над инфраструктурными объектами, приносящими доходы.

Не удивительно, что мисуратовские противники Хафтара были возмущены таким поведением триполитанцев. Неприязнь между Триполи и Мисуратой росла одновременно с усилением авторитета Фатхи Башаги, который быстро выдвинулся в число основных руководителей обороны Триполи. Как оказалось, глава ПНЕ заметил и приблизил его к себе на свою же голову. Со временем, трезво оценив обстановку, Башага стал «отжимать» у Сараджа одно за другим властные полномочия.

Сегодня его обвиняют в том, что он, сосредоточив в своих руках немало власти, действует исключительно в интересах мисуратовской группировки и своих собственных. Настоящую панику среди триполитанских боевиков вызвала «военная реформа» Башаги, в ходе которой шеф МВД сумел интегрировать часть милиций Триполи в состав так называемой Национальной гвардии, переподчинив себе в том числе и сформированный в основном из салафитов-мадхалитов отряд RADA Абдеррауфа Карра. Другие милиции были разоружены и расформированы, включая «Центральный батальон безопасности», командира которого Абдель Гани аль-Кикли просто подкупили, пообещав должность генконсула в Марокко. А последними каплями, переполнившими чашу терпения Сараджа, стала попытка Багаши установить контроль за передвижениями министров ПНЕ и замкнуть на себя все каналы связи с Турцией, включая финансовые, тем самым отодвинув Сараджа в тень.

Нельзя не отдать должное деловым качествам Фатхи Башаги, который пользуется репутацией человека волевого, жёсткого, не теряющегося в трудных обстоятельствах, умеющего добиваться поставленных целей. В 2011 году, сразу после восстания против Каддафи, Фатхи Али Башага примкнул к «революционерам». Хорошо известны его связи с исламистами из «Батальонов аль-Фарук», «Щита Ливии» и отрядов «Братьев-мусульман» (все они запрещены в РФ). Более того, благодаря своей деятельной натуре, Башага быстро стал координатором действий повстанцев с силами НАТО и вошёл в Военный совета Мисураты.

В то же время Башага всегда умело скрывал свои намерения, маскировался так, что со стороны могло показаться, что он напрочь лишён амбиций и тщеславия. В отличие от большинства ливийцев, пробившихся в верхние эшелоны власти, Башага всегда больше делал, чем говорил, предпочитая при этом оставаться в тени, за что и получил прозвище «серый кардинал». При этом за ним тянется длинный шлейф военных преступлений, а также слава жестокого человека, настоящего садиста. И обвиняют Багаша в этом не только враги из лагеря Хафтара, но и соратники из числа сторонников ПНЕ.

Неудивительно, что рядом с Башагой представитель тончайшей прослойки ливийской интеллигенции Фаиз Сарадж, чей отец был министром ещё при дворе короля Синуси I (1951-1969 гг.), выглядит мятущимся рохлей, человеком нерешительным, больше подходящим на роль университетского преподавателя, чем политика, ведущего жёсткую борьбу за власть. Об этом, кстати, не раз говорил и его соперник Хафтар в ту пору, когда они ещё изредка встречались в неформальной обстановке. Заметим, что и многие министры Сараджа выглядят людьми, способными разве что надувать щеки.

По мнению тунисского политолога Джемая Гемаи, которым он поделился на страницах The Arab Weekly, для турок Фатхи Башага, похожий по темпераменту и манере поведения на Эрдогана, представляется более предпочтительным партнёром, чем Фаиз Сарадж. Кроме того, яростный русофоб Башага известен как один из главных архитекторов военно-политического союза между Турцией и ПНЕ.

Другая его «заслуга» состоит в том, что, пользуясь связями с Госдепом, Пентагоном и разведкой США, ему удается привлечь президента Трампа на сторону ПНЕ. Ради устранения Хафтара с политического поля Ливии Башага готов предложить Штатам и Турции абсолютно всё, включая военные базы в Ливии и преференции в сфере нефте- и газодобычи. Но это не означает, что Анкара готова прямо сейчас повысить шефа МВД до главы ПНЕ. Имя Сараджа освящено Схиратскими соглашениями, на которые ссылаются турки и Запад, пытаясь представить ПНЕ в качестве единственного законного органа власти в Ливии.

Таким образом, в ответственный момент подготовки к схватке с Египтом Турция столкнулась в своём «ливийском тылу» с неожиданным вызовом. Дело едва не дошло до вооружённых столкновений между мисуратовскими и триполитанскими бандитами. С большим трудом Сараджу удалось приглушить напряжённость и осадить Башагу.

Анкара спешит застолбить территорию

Как бы там ни было, повисшая у Сирта пауза вовсе не означает, что Эрдоган отказался от планов разгромить Хафтара и добраться до природных богатств Ливии - главным образом нефти и газа. Поэтому Турция продолжает перебрасывать сюда оружие, боевую технику и сирийских наемников. По данным сирийской обсерватории по правам человека, всего турки перебросили в бывшую джамахирию до 18 тысяч человек, в том числе около 350 подростков в возрасте до 18 лет. По другим источникам, количество переброшенных наёмников превысило 27 тысяч. Только на прошлой неделе в Ливию прибыли более 120 человек из таких джихадистских группировок, как «Султан Мурад», «Сулейман шах» и других. Кроме того, Турецкие эмиссары активизировали вербовку наёмников из Судана, Сомали и Йемена.

Также турецкие политики стараются привлечь на свою сторону другие сопредельные с Ливией страны. Например, Нигер, руководству которого президент Эрдоган посулил дружбу и денег. Делается это с целью «зайти» с чёрного хода в южные районы Ливии, чтобы «насолить» Хафтару и французам, считающим Сахель своей исторической вотчиной.

Не забывает Турция и о расширении сети своих опорных пунктов в Ливии. На днях министр обороны Турции Хулуси Акар, министр обороны Катара Халед бен Мухаммед аль-Аттыйя и заместитель министра обороны Ливии Саладин эн-Нимруш подписали соглашение о строительстве в Мисурате турецкой военно-морской базы, а также учебных центров в катарской столице Дохе, где будут проходить подготовку ливийские военнослужащие, лояльные ПНЕ.

Анкара спешит как можно быстрее и прочнее закрепиться в Ливии, пока хозяином Белого дома остаётся Трамп, который часто закрывает глаза на их «грешки», поскольку для него главное, чтобы турки и их союзники из ПНЕ старались всеми силами вытеснить из этой страны Россию. Но всё может измениться, если на президентских выборах в США победит Джо Байден, который уже назвал Эрдогана «самодержцем». В общем, пока есть возможность, Анкара стремится поглубже окопаться в Ливии.

Буквально в последний момент глава ПНЕ Фаиз Сарадж объявил о немедленном прекращении огня и приостановке всех боевых действий. Главным условием перемирия является создание демилитаризованной зоны в районе Сирта и Джуфры, а конечной целью - вывод всех иностранных сил с территории Ливии. При том подчёркивается необходимость возобновления добычи и экспорта нефти. С разницей в несколько минут с призывом о прекращении огня выступил спикер базирующейся в Тобруке Палаты представителей (парламента) Агила Салех. Он предложил сделать Сирт временной резиденцией для Президентского совета Ливии, а безопасность города обеспечить на этапе объединения государственных институтов с помощью полицейских сил из различных стран.

Обращает на себя внимание тот факт, что главком ЛНА Халифа Хафтар пока что хранит молчание...

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама