В других СМИ
Загрузка...
Есть ли теперь выход из тупика, в который зашли пакистано-индийские отношения?

Индо-пакистанский миттельшпиль. Если завтра война?

Если бы меня попросили описать пакистано-индийские отношения несколькими опорными понятиями, я бы не задумываясь сформулировал: реваншизм, территориальный спор, зашедший в тупик
31 августа 2020, 11:09
Реклама
Индо-пакистанский миттельшпиль. Если завтра война?
© aidi2w.me
Есть ли теперь выход из тупика, в который зашли пакистано-индийские отношения?

Так уж получилось, что в любом конфликте побеждённый всегда мечтает о реванше. Например, Азербайджан относительно Армении или некоторые арабские государства относительно Израиля. Очевидно, что в индо-пакистанском конфликте проигравшей стороной оказался Исламабад.

Пакистан жаждет реванша за Кашмир

Иногда создаётся впечатление, что само политическое существование Пакистана зиждется на мечте отобрать у индийцев Кашмир. На этой сакраментальной цели сконцентрированы сегодня все усилия пакистанской власти, всё её внимание и весь потенциал. Тем невыносимее осознание того, что цель недостижима. По крайней мере пока.

Дело в том, что у Пакистана нет денег на серьёзное противостояние с Индией. Война пока невозможна из-за наличия у сторон ядерного оружия. Поэтому всё что могут пакистанцы - это постоянно оказывать на Дели информационное давление (в том числе через крупные западные СМИ) и расширять террористическую сеть в регионе.

Не секрет, что Пакистан - крупнейший спонсор и покровитель самых одиозных группировок, таких как «Аль-Каида» (террористическая организация, запрещённая в РФ), «Джаиш-е-Мохаммад»* и «Лашкар-э-Тайба»*.

Именно за финансирование террористических организаций в 2018 г. Исламабад включили в так называемый серый список FATF.

Справка

FATF - Financial Action Task Force - является межправительственной группой разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег. Основана в 1989 году, штаб-квартира в Париже. В FATF входят 36 стран, включая Россию, а Индонезия и Саудовская Аравия имеют статус наблюдателей.

Эта организация составляет так называемые серый и чёрный списки государств, способствующих тайным манипуляциям со средствами непонятного происхождения, а также стран, тайно спонсирующих терроризм. FATF разработала Палермскую конвенцию против транснациональной организованной преступности и Международную конвенцию о борьбе с финансированием терроризма. В качестве инструмента организация использует разрабатываемые собственные Рекомендации. 

И если бы не покровительство Саудовской Аравии, Турции, Малайзии и Китая, возможно, Пакистан, подобно Ирану или КНДР, давно бы уже перекочевал и в чёрный список.

Картографическая «галлюцинация» Пакистана

Ещё одним дешёвым (и с точки зрения затрат, и по сути) антииндийским приёмом стало утверждение пакистанским кабмином новой политической карты страны, в которую включили и подконтрольные Индии части Кашмира.

Это произошло 4 августа - в день отмены Индией особого статуса штата Джамму и Кашмир, которым его наделяла 370-я статья конституции этого государства. Иными словами, оспорить границы военным путём Исламабад не может, зато может «нарисовать» захват на бумаге. Впрочем, и этого вполне достаточно для международного скандала.

По словам премьер-министра Имрана Хана, это «самый важный день в истории Пакистана». Теперь новая карта будет висеть во всех госучреждениях, её будут изучать в школах и колледжах. Этот шаг, по мнению Хана, должен стать сигналом ООН и демонстрацией намерений Пакистана продолжать политическую борьбу.

Справка

Имран Ахмад Хан (или Кхан) Ниази - лидер пакистанской партии «Техрик-е-Инсаф», уроженец города Лахор, выпускник Оксфорда и бывший профессиональный игрок в крикет. Занял кресло премьер-министра в результате парламентских выборов в стране 25 июля 2018 году. Политик пользуется поддержкой в британских аристократических кругах.

В Индии уже назвали пакистанскую карту «картографической галлюцинацией», а действия пакистанской власти «картографической агрессией» и «проявлением политического абсурда», подчеркнув, что они направлены исключительно на внутреннего потребителя. В Нью-Дели надеются на здравый смысл чиновников ООН: вряд ли Организация Объединённых Наций станет перерисовывать карты на основании спорных претензий одного её члена.

Однако неожиданно некоторые государства отнеслись к скандальным шагам руководства Пакистана вполне серьёзно - речь идёт о Турции и Китае. КНР, к слову, поддерживает пакистанскую позицию и на уровне Совета Безопасности ООН. Но тут Пекин в одиночестве, и пока в Совбезе Кашмир по-прежнему значится как «спорная территория».

Мироустройство по-пакистански: дружим с КНР, воюем с Индией…

Хотя новая политическая карта Пакистана и не имеет юридической силы, всё же решение Имрана Хана - это серьёзный шаг на пути к масштабному конфликту.

Премьер-министр окончательно сжигает мосты, лишая стороны всякой возможности вести диалог. В данном же случае подобный сценарий внушает опасения, учитывая размеры и уровень оснащения армий враждующих государств, численность их населения и вовлечённость в этот процесс Китая.

О роли КНР в пакистанской политике следует сказать отдельно, ведь на сегодняшний день, когда говорят о Пакистане, то автоматически думают о геополитической связке «Пакистан-Китай».

Выстраивание отношений с крупнейшей мировой экономикой - приоритетная цель Исламабада, отчаянно нуждающегося в деньгах. Причём на саудовские деньги Имран Хан больших надежд больше не возлагает, так как теперь стремится выдерживать баланс между Эр-Риядом и его главным врагом - Ираном.

Справка

После своего избрания на пост премьер-министра Пакистана в 2018 г. Имран Хан немедленно отправился в Саудовскую Аравию, ставшую первой страной в списке его зарубежных визитов. В 2019 году в результате переговоров с наследным принцем Королевства Мухаммедом бин Салманом, Имран Хан подписал крупнейшее за историю своей страны инвестиционное соглашение на сумму в $20 млрд.

В то же время на 2020 г. другой стратегический инвестор - Пекин - вложил в Исламабад $16 млрд и декларировал намерение инвестировать ещё 60 млрд долл. на создание Китайско-Пакистанского экономического коридора (CPEC) - в особенности для развития инфраструктуры порта Гвадар.

А с недавних пор отношения между Пакистаном и Саудовской Аравией охладели ещё сильнее. Это связано с выступлением главы пакистанского МИДа Мехмуда Куреши. Он выразил крайнее недовольство тем, что Организация исламского сотрудничества (ОИС), где, как известно, лидирующая позиция принадлежит саудовцам, не занимается проблемой Кашмира.

Куреши даже «пригрозил» Королевству возможным расколом ОИС. На что сауды, недолго думая, взяли и прекратили предоставление Пакистану выданного в 2019 г. кредита на поставку нефти. Одни эксперты заявляют, что это начало конца саудовско-пакистанских отношений. Другие уверены, что ничего страшного не произошло - обычные дипломатические склоки. Но истина где-то посередине.

Печальный прогноз

По всей видимости, Пакистану всё меньше хочется решать кашмирский спор словами. Но для действий ему нужны союзники. И он их активно ищет в лице Китая, а также пытаясь определиться со своим местом в исламском мире между различными центрами притяжения.

Нет сомнений, что Великобритания и США способствуют раздуванию конфликта между Пакистаном и Индией подобно тому, как те же государства натравливают Польшу на Россию. Ситуация ухудшается ещё и тем фактором, что у Исламабада есть ядерное оружие. Впрочем, как и у Индии.

---

* Террористическая организация, запрещённая в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама