В других СМИ
Загрузка...
«Лебединое озеро» для французских забастовщиков
© youtube.com
Балерины знаменитой парижской Оперы танцуют на улице «Лебединое озеро».

«Лебединое озеро» для французских забастовщиков

Вся Франция вышла на улицы. Страна встала на дыбы, а балерины знаменитой парижской Оперы танцуют прямо на улице знаменитое «Лебединое озеро»
Реклама
«Лебединое озеро» для французских забастовщиков
© youtube.com
Балерины знаменитой парижской Оперы танцуют на улице «Лебединое озеро».

В Париже холодно, плиты площади леденят ноги через тонкую ткань балеток, но танцовщицы не сдаются. Они тоже бастуют уже две недели. Почему?

Балерины тоже плачут

Потому что теперь, согласно замыслу французского правительства, балерины будут приравнены по своему статусу к любой другой категории работников.

«Уравнять всех!» - таков девиз премьер-министра страны Эдуара Филиппа и автора реформы Делевуа.

Чиновникам всё равно, сетует руководитель труппы Опера, что танцоры работают с 8 лет, как проклятые, что в 18 у служителей искусства массово наблюдаются растяжения сухожилий, спортивные травмы и проблемы с позвоночником. Поэтому до сегодняшнего дня балерины уходили на пенсию в 42 года. Особый режим труда для Оперы не менялся с конца восемнадцатого столетия, но президент Макрон и премьер Филипп решили «отметиться» в истории, проведя в жизнь пенсионную реформу даже для «работников сцены».

Уже месяц как вся страна функционирует с перебоями. В особенности, система железных дорог - SNCF. Но к бесконечным уличным манифестациям постоянно присоединяются всё новые категории служащих - врачей, преподавателей, дальнобойщиков и т. д. Все они считают пенсионную реформу неправильной, вредной, но, главное - несправедливой. Но так ли не право правительство?

Справка

По подсчёту профсоюзов, 5 декабря на улицы Франции вышло около полутора миллионов человек.

Законопроект о пенсионной реформе

Представленный в конце лета законопроект правительства Эдуара Филиппа предусматривает отказ от 52 разновидностей начисления пенсионного капитала. Премьер предлагает применить ко всем категориям работников единый подход с учётом баллов за каждый проработанный год. Такая система, по замыслу высокопоставленного чиновника, покончит с вечной неразберихой, царящей в области калькуляции рабочего времени.

Тем не менее профсоюзы достаточно быстро разобрались, что принимая новый закон, правительство хочет, по сути, уничтожить ряд привилегий и провести глубокую ревизию рынка труда. А это ни в коей мере служащих и сотрудников частного сектора не устраивает.

Наглядным примером является всё та же самая национальная компания железных дорог - SNCF.

Справка

В конце ноября этого года была проведена ревизия служащих железнодорожной системы Франции. Инспекторы доложили, что, в среднем, каждый сотрудник этого сектора получает не менее 5 тысяч евро.

С точки зрения проверяющих, это никак не соответствует квалификации, а начисление средств велось порой за несуществующие заслуги. Кроме того, приказ правительства сократить персонал, привёл лишь к росту зарплат оставшихся. У железнодорожников и членов их семей, к слову, существует масса привилегий, включая бесплатный проезд до места отдыха, более высокий уровень социального обеспечения и т. д.

Революционный дурман в головах французов

Так что же, получается, что французы не правы, что вышли на улицы миллионными толпами? Истина, как всегда, где-то рядом: попытка уравнять все категории граждан присуща самому духу Пятой Республики.

«Уравниловка» - вообще национальная идея французов после 1789 г. Как любая утопия, она мало достижима и во многом напоминает марксистско-ленинскую доктрину времен СССР.

Франция продолжает жить идеализированными идеями о всеобщем равенстве и братстве, упорно забывая, что даже революционеры говорили исключительно о равенстве перед законом, а никак не о выравнивании под один ранжир всего жизненного разнообразия.

В этой связи, очевидно, что чем больше социальных категорий при расчёте пенсий, тем более гибкой и более приспособленной к живому человеческому обществу окажется система. Такой подход сродни английскому прецедентному праву: вместо того, чтобы писать мёртвые законы, лучше руководствоваться самой жизнью по аналогии с уже состоявшимися процессами и теми явлениями, с которыми общество столкнулось ранее.

Негибкая и обезличенная реформа не сможет подогнать под одну гребёнку более 65 миллионов человек (а именно таково уже на сегодня население Франции).

Денег нет!

Как известно, нет истины - есть точка зрения, поэтому Эдуара Филиппа можно по-своему понять: Франции, как всегда в последние годы, катастрофически не хватает денег. Льготников слишком много. А количество граждан в трудоспособном возрасте скоро сравняется по численности с нетрудоспособным населением.

Справка

Во Франции 16 миллионов пенсионеров. Средний уровень пенсии составляет 1 739 евро для мужчин и 1 065 евро для женщин. Согласно статистике, средний уровень доходов трудоспособного работника составляет 1 690 евро в месяц. С учётом всех льгот и доходов среднестатистический пенсионер получает во Франции 1 760 евро в месяц. Только у 6% французских пенсионеров доход превышает 3 000 евро в месяц. 50% французов зарабатывают около 1 700 евро в месяц, что считается «достатком без излишеств», с учётом стоимости жизни и налогов.

Далее будет только хуже, так как обновление Франции за счёт мигрантов из стран Третьего мира привело к безудержному росту рождаемости.

Справка

Во Франции население моложе 25 лет составляет более 20 миллионов человек. Если добавить пенсионеров, то получается, что число неработающих превысило число работающих, даже если не принимать во внимание безработных.

И это дополнительное страшное обременение бюджета, который больше не становится. Между тем, рост ВВП у Франции за последнюю пятилетку ни разу не превышал +2,3%, а в 2009 г. был резко отрицательным (-2,87%).

Из этого следует, что денег не хватит на всех, и систему всё равно придётся реформировать. Новый законопроект придаёт некую видимость законности жёсткому дарвинистскому процессу сокращения общего объёма средств, выделяемых на людей в возрасте дожития.

«Достаточно попросить - и у вас всё будет!»

Но французы, как дети, считают, что деньги берутся буквально из воздуха. Достаточно требовательно попросить, и казна отвалит больше пособий и повысит уровень пенсий. Такой странный для россиян подход тоже родился не на голом месте.

Не стоит забывать, что Франция даже сегодня остаётся колониальной державой. Она сохраняет заморские территории и департаменты. У неё есть целая страна в Латинской Америке - Гвиана (традиционное название - Французская Гвиана), а также несколько немалых островов - от Таити до Реюньона и Мартиники. Французские легионеры чувствуют себя как дома в Мали и некоторых других странах Африканского континента вплоть до ЦАР. Причина проста: помимо дешёвых фруктов и овощей, которые только «вишенка на торте», Франция получает с «Чёрного континента» по особым договорным ценам дешёвый уран!

Справка

Энергетика страны - атомная почти на 72% (во Франции 58 реакторов)! Что, собственно, и позволяет неплохо существовать.

Конечно, у Парижа много и других доходных статей. Но и нагрузка на экономику всей массы неработающих и потребляющих весьма велика.

Эти-то неработающие и посещают многочисленные манифестации, на которые, естественно, ходят от профсоюзов и трудозанятые французы. Трудно себе представить, что произойдёт в стране, если исчезнет дешёвый источник электроэнергии и  начнется бесконтрольная эмиссия денег.

Такова тайная подоплёка растянувшихся вот уже на четыре недели протестов. Несмотря на крики улицы, Эмманюэль Макрон сдаваться не намерен всё по той же банальной причине: на перспективу у Парижа денег на всех элементарно не хватит. И молодой хозяин Елисейского дворца (резиденция президентов страны) это отлично понимает.

Бастуют все...

«Высокие налоги и снижение уровня жизни» превратились в постоянный фактор-раздражитель для французских бастующих. Справиться с ситуацией невозможно. Но вместо того, чтобы закрыть границы и отказаться от собственного мировоззрения - «Франция - страна прав человека» и т. д. - Париж предпочитает принимать всё новые толпы нищих приезжих, которые рано или поздно тоже выходят на улицы.

Многосоттысячные митинги протеста «жёлтых жилетов» по всей стране, а до этого акции бретонских «красных колпаков» (национальное движение за признание прав и свобод французской провинции Бретань) уже давно стали чем-то привычным.

Особняком стоят насильственные акции мигрантов, которые любят использовать толпу для того, чтобы на «разогреве» перейти к жёстким действиям. Впрочем, и французская полиция - считающаяся одной из самых жестоких на Европейском континенте - не думает церемониться с хулиганами. В этом году, пожалуй, на всех кухнях страны уже обсудили, что пожар в Соборе Парижской Богоматери - дело рук террористов из новоприбывших. Ведь они уже дважды до этого за последние 18 месяцев пытались его сжечь или подорвать.

Страна живёт в состоянии латентной революции, которая в любую минуту может выйти на поверхность.

Предчувствуя неминуемую развязку, правительство пытается предупредить зарождающееся насилие, поэтому, с одной стороны, позволяет проводить демонстрации «для выпускания пара», а с другой - жестоко подавляет любую попытку группового насилия (на индивидуальное - например, на постоянные уголовные случаи сексуальной агрессии против женщин) здесь уже давно закрывают глаза.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама