В других СМИ
Загрузка...
Время вымирания военно-морских динозавров
© navy.mil
Целесообразность ставки на гигантский авианосный флот под сомнением.

Время вымирания военно-морских динозавров

В лучших традициях диалектического материализма, когда количество переходит в качество, американские сомнения в целесообразности ставки на гигантский авианосный флот всё сильнее переходят в новое качество, а именно: паническое ощущение его явной ненужности
15 апреля 2020, 06:09
Реклама
Время вымирания военно-морских динозавров
© navy.mil
Целесообразность ставки на гигантский авианосный флот под сомнением.

По сообщению американского военно-морского издания USNI, командование ВМС США объявило о запуске шестимесячной исследовательской программы о будущем авианосного флота США и перспективах развития палубной авиации.

Решение в каком-то смысле знаковое, потому что к сегодняшнему дню по данной теме накопилось столько вопросов, на которые не найдено вразумительных, а главное оптимистических ответов, что само их количество может рассматриваться как признак упадка этой прежде «несокрушимой и легендарной» основы американской военной мощи и мирового господства.

Комиссия по вопросу квадратуры круга

Более того, сам факт создания подобной комиссии можно рассматривать, скорее, как пессимистический сигнал. Обычно такого рода «толковища» призваны успешно констатировать наличие серьёзных проблем. Но с выдвижением обоснованных должным образом конструктивных инициатив у них всегда возникает нешуточная заминка из-за, как правило, неустранимой разноголосицы мнений.

Достаточно послушать, что говорит по этому поводу и.о. министра ВМС США Томас Модли (United States Secretary of the Navy Thomas Modly), чтобы понять, что речь пойдёт не столько о развитии авианосного флота, сколько о способах его хотя бы относительно безболезненного сокращения.

«Долгосрочные вызовы, стоящие перед нашей страной и миром, требуют чётких оценок и трудного выбора. Поскольку у нас есть четыре новых носителя класса CVN-78 "Gerald R. Ford", которые будут построены согласно контракту, у нас есть некоторое время, чтобы переосмыслить то, что будет дальше.

Любая оценка, которую мы делаем, должна учитывать стоимость, живучесть и критическое национальное требование поддерживать промышленную базу, которая может производить необходимые нам корабли, которые будут способствовать созданию превосходящих, интегрированных военно-морских сил на 2030-е годы и далеко за их пределами.

Строительство авианосцев обеспечивает почти 60.000 квалифицированных рабочих мест в более чем 46 штатах. Его нельзя просто включать и выключать, как кран. Мы должны вдумчиво подходить к изменениям, поскольку они окажут долгосрочное воздействие на нашу национальную промышленную конкурентоспособность и занятость».

Согласитесь, что общая тональность этого заявления довольно минорная. В эпоху расцвета той или иной военно-промышленной программы и её максимальной востребованности не принято вести речь о сохранности рабочих мест, не говоря уже о «поддержании промышленной базы». Такие малоприятные вещи озвучивают лишь в тех случаях, когда понимают, что дальнейшее движение будет только в минус.

История отсроченной катастрофы

Почему именно такой настрой сегодня доминирует в ВМС США тоже вполне понятно. Во-первых, нынешней Америке всё больше свойственны  бюджетные ограничения, а некогда безграничное финансовое и экономическое могущество стало уже достоянием истории. И сегодня 50 и более миллиардов долларов на жизненный цикл одного авианосца, умноженные на весь авианосный флот из 11 боевых единиц, и это не считая не менее проблемных УДК (УДК - универсальный десантный корабль. - Ред.), становятся почти непозволительной роскошью для Пентагона.

Но это, конечно, не главное. Была бы сколько-нибудь чёткая и определённая цель существования всей этой армады. Между прочим, в неё, эту армаду, помимо самих «карриеров» (от англ. Carrier Vessel, то есть «авианесущий корабль». - Ред.), входит огромное количество других боевых и вспомогательных кораблей всевозможных классов. Собственно американский флот со времён сражений с японцами на Тихом океане формируется именно вокруг авианосного стержня. И если его оттуда извлечь, то вся эта махина и вовсе утратит осмысленность своего существования.

Авианосцы - это уже не просто рабочие места, а целая национальная философия, способ существования огромной части Америки, связанной с военным флотом прежней и нынешней жизнью миллионов людей. И поставить всё это под удар из-за утраты военной целесообразности, тем более в одночасье, в США никто не рискнёт.

Тем более что «партия» поклонников авианосцев вовсе не думает сдавать свои прежде неуязвимые позиции:

«Присутствие авианосца позволяет главному американскому командующему на Ближнем Востоке проявлять гибкость в поддержании состояния "динамичного сдерживания" Ирана», - сообщил законодателям во время слушаний в Комитете по вооружённым силам Палаты представителей командующий Центральным командованием ВС США генерал Кеннет Маккензи.

Он считает, что авианосцы приносят в регион «уникальный американский потенциал», который необходим в связи с возросшей напряжённостью, последовавшей за американским авиаударом, в результате которого погиб Касем Сулеймани, командующий специальным подразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР).

Командующий Центральным командованием ВС США (Сентком) генерал Кеннет Маккензи представляет интересы тех военных и промышленных кругов США, которые будут отстаивать необходимость строительства больших авианосцев уже только потому, что это гарантирует прочность их служебного положения и миллиардные доходы близких им концернов ВПК.

Эта позиция «крупнозвёздного» генерала подкрепляется и соответствующей практикой. В настоящее время только в районе Персидского залива и на ближайших подступах к нему находятся две американские авианосные ударные группы, во главе с авианосцами CVN-75 Harry S. Truman и CVN-69 Dwight D. Eisenhower. А также амфибийное соединение корпуса морской пехоты США во главе с универсальным десантным кораблем Bataan.

Всё идёт своим чередом...

Но именно это и смущает больше всего. Потому что столь явный застой в тактике и стратегии применения американского авианосного флота, особенно на фоне нарастания буквально революционных перемен в общемировых подходах к ведению вооружённой борьбы на море, не может не смущать.

Всё началось ещё очень давно, во Вьетнаме, где американцы, несмотря на массированное применение авианосного флота, потерпели унизительное поражение. С началом XXI века и обретением Россией и Китаем новых военных возможностей ситуация для ВМС и КМП США усугубилась ещё больше. Американские военачальники были вынуждены, хотя и скрепя сердце, ввести в штабной обиход малопонятное для широкой публики выражение «воспрещение доступа».

Справка

«Трудности перевода» этого термина на общедоступный язык объясняются очень просто. Американский авианосный флот и морская пехота столкнулись с ранее небывалой и обидной для них ситуацией, когда доступ к морскому побережью некоторых стран - потенциальных противников - оказался практически невозможен из-за кратного наращивания оборонительных сил соответствующих государств.

С учётом того, что авианосцы традиционно играли ключевую роль в поддержке морских десантных операций и ведении воздушной войны против берега, это стало очень сильным ударом по казавшейся ранее бесспорной философии их боевого применения.

Время шло и новые удары судьбы продолжали сыпаться на этих некогда безраздельных владык морей и океанов.

Мал, да очень удал…

Наибольшим вызовом, как это обычно бывает, стала Россия. Со своей альтернативной военно-морской стратегией и кораблестроительной программой. Вопреки общепринятым взглядам на строительство флота, основанным на доминировании совокупности больших и могучих авианесущих кораблей, российские военные умы пришли к осознанию необходимости отказа от приоритетности того, ведущего в тупик прошлого, концептуального продукта.

Почему именно Россия пришла к этому первой? Возможно, в какой-то мере, сказался известный дефицит средств и возможностей, вполне естественный после постигшего страну в 1990-х гг. небывалого коллапса, вынуждавший экономить буквально на всём.

Но главным, скорее всего, всё-таки стало растущее понимание тупиковости того пути, по которому упорно и бесповоротно следовали ВМС США, лишённые какого-либо выбора в силу сложившихся в Америке инерции мышления, национальных флотских традиций и специфических акцентов в развитии военно-промышленного комплекса.

Россия, избавленная от всех этих обременений, фактически получила возможность начать с чистого листа и стартовать в строительстве нового флота с тех позиций, которые в наибольшей степени отвечали современному этапу развития военно-морских технологий и обозримым перспективам.

Упор был сделан на развитие высокоточного и дальнобойного ракетного вооружения, распределённого, что особенно важно, по большому количеству сравнительно малых и малоуязвимых для противника носителей. Эта концепция, условно говоря, маломерного флота успешно реализуется и по сей день. И в её рамках уже построены десятки ракетных боевых кораблей. Первоначально американцы не придали этому особого значения, посчитав, видимо, это доказательством фатальной экономической и финансовой слабости РФ.

Пришла беда, откуда не ждали…

Но прошло ещё несколько лет.

Сегодня Россия находится на пороге массового оснащения своих малогабаритных и разнообразных морских носителей принципиально новым поколением вооружений - гиперзвуковыми противокорабельными ракетами.

Их отличительные характеристики, наряду с высокой точностью попадания в цель, - весьма серьёзная дальнобойность и, что самое главное, едва ли не полная неуязвимость от корабельных средств ПРО противника.

И тут в США, наконец, осознали ту новую реальность, в возможность которой они ещё совсем недавно упорно отказывались верить. Внезапно для американских военно-морских тугодумов выяснилось, что, в принципе, даже одна российская гиперзвуковая ракета, запущенная с какого-нибудь миниатюрного малого ракетного корабля, в состоянии, если не утопить совсем, то надолго вывести из строя огромный авианосец. Причём сбить такую ракету на подлёте к цели - на нынешнем уровне развития военных технологий - заведомо невозможно.

Справка

«Ракета "Циркон" стала страшилищем, одновременно угрозой и басней. Сообщается, что она имеет дальность полёта 1.000 километров (621 миля) и скорость от 8 до 9 Махов (6.090 - 6.851 миль в час), что намного быстрее, чем дозвуковые противокорабельные ракеты, такие как американский "Гарпун" (около 600 миль в час), или сверхзвуковое оружие, такое как российский Р-800 "Оникс" (2,5 Маха, или 1.900 миль в час). При столь серьёзной угрозе Британия опасается, что противоракетная оборона на её новых авианосцах класса Queen Elizabeth не сможет остановить российское гиперзвуковое противокорабельное оружие.

Россия и Советский Союз никогда по-настоящему не пытались конкурировать с США в плане больших кораблей, таких как авианосцы (у России есть только один носитель). Но российский флот сегодня имеет около 30 эсминцев и фрегатов, 50 корветов и 30 малых ракетных катеров, вооружённых сверхзвуковыми или дозвуковыми противокорабельными ракетами или зенитными ракетами. Вооружение этих кораблей гиперзвуковым оружием типа "Циркон" теоретически могло бы позволить 500-тонному ракетному катеру класса "Каракурт" потопить большой американский крейсер или даже авианосец».

(По материалам американского военного издания The National Interest, статья «U.S. Navy Nightmare: All Russian Warships Armed With Hypersonic Missiles»).

Получается, что Россия всё делала правильно, когда избрала своим приоритетом именно строительство множества малых ракетных морских платформ вместо нескольких крупных, которые достаточно легко уничтожить.

И сегодня Америка усиленно «чешет репу», потому что натурально не знает, чем всё это крыть. И для чего тогда авианосцы, которые практически невозможно использовать без смертельного риска их немедленного уничтожения или тяжёлого повреждения?

Именно поэтому в Штатах нынче спешно создаются исследовательские группы и прочие мозговые центры, призванные дать ответы на самые неотложные вопросы военно-морского строительства. Однако поставленная перед ними цель имеет явное сходство с заведомо неразрешимой задачей о квадратуре круга.

Потому что, согласно неумолимым законам природы, динозавры всегда вымирают.

А Америка так устроена, что просто не может остановиться и прекратить порождать на свет новые поколения этих допотопных военно-морских чудищ.

От редакции

Министр обороны США Марк Эспер заверил, что во всех родах войск американской армии ситуация с пандемией COVID-19 находится полностью под контролем. Тем не менее зарубежная пресса раскрыла новость о вспышке опасного заболевания на борту нескольких флагманов первого флота мира.

Справка

На борту 4 (четырёх) из находящихся в составе действующего ВМФ США 11 авианосцев вспыхнула эпидемия коронавируса. По имеющимся данным, помимо тяжёлого авианесущего крейсера «Теодор Рузвельт», под удар эпидемии попали и другие корабли - «Рональд Рейган», «Нимиц» и «Карл Винсон».

Несмотря на явную эпидемиологическую угрозу для военнослужащих, ВМФ США остаётся на позициях, продолжая выполнение поставленных командованием задач.

В то же время, после обнаружения вируса на борту французского авианосца «Шарль Де Голь», Париж срочно принял решение о его возвращении на базу в порт Тулон. Официально известно о 50 инфицированных, находящихся в корабельном лазарете.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама