В других СМИ
Загрузка...
Джозеф Байден будет продолжателем внешнеполитического и оборонного курса Барака Обамы.

Внешний и оборонный курс Байдена: конкретика и неопределённости

Предстоящий внешнеполитический курс Джозефа Байдена и, в частности, его подход к проблематике контроля над вооружениями вызывает противоречивые комментарии среди экспертного сообщества во многих странах мира
Реклама
Внешний и оборонный курс Байдена: конкретика и неопределённости
© dvidshub.net
Джозеф Байден будет продолжателем внешнеполитического и оборонного курса Барака Обамы.

Отдельные аналитики считают, что он будет продолжателем внешнеполитического курса Барака Обамы, также представлявшего интересы Демократической партии, и в целом сохранит основные принципы контроля над вооружениями, которые реализовывал его названный «товарищ по партии», активно помогавший Джозефу Байдену во время предвыборной кампании 2019-2020 годов.

Другие эксперты высказывают предположения, что новый, 46-й по счёту, президент Соединённых Штатов привнесёт в американскую внешнюю политику и сферу контроля над вооружениями некоторые новации, продиктованные реальными изменениями в общемировой стратегической ситуации за последние четыре года, а также в российско-американских и китайско-американских отношениях.

Внешнеполитические ориентиры с минимальной корректировкой?

Скорее всего, истина будет лежать где-то посредине обозначенных двух точек зрения. И это первое предположение. А сам внешнеполитический курс США не станет автоматическим копированием линии в этой сфере, которой придерживался Дональд Трамп. Это второе замечание общего порядка, которое представляется весьма вероятным в силу существующих противоречий в предвыборных манифестах Демократической и Республиканской партий по ключевым направлениям американской государственно-политической и военной деятельности на международной арене.

Джозеф Байден намерен активизировать внешнеполитическую деятельность Америки за счёт, как он выражается, продвижения более конструктивной повестки дня в мире. Ещё в июле 2019 года он заявил, что в случае своего избрания в качестве главы государства он созовёт уже в первый год своего президентства саммит лидеров «мировых демократий» с целью восстановления влияния ключевых международных организаций на глобальные процессы и усиления американского воздействия в них.

Выступая в штате Делавер 7 ноября по итогам проведённых выборов, Джозеф Байден помпезно заявил о своём убеждении в том, что Соединённые Штаты «служат маяком мира». Пообещал, что сделает всё, чтобы их «снова уважали во всём мире», и одновременно акцентировал внимание на необходимости укрепления «лидерства» Америки. Применительно к мировой политике это может означать явное стремление к господству на международной арене.

Джозеф Байден убеждён, что Соединённые Штаты «служат маяком мира».
© facebook.com/joebiden
Джозеф Байден убеждён, что Соединённые Штаты «служат маяком мира».

Он настроен восстановить прежние прочные связи Вашингтона со всеми своими союзниками по НАТО, которых Дональд Трамп неоднократно пугал ослаблением традиционного военно-технического и политико-дипломатического взаимодействия с главным игроком в альянсе - Соединёнными Штатами.  

Советники нового хозяина Белого дома уверенно заявляют, что он поставит союзников и партнёров США «на передний план своей внешней политики». Очередной американский президент вряд ли будет шокировать своих союзников по альянсу твёрдым требованием не только обеспечить двухпроцентный рост военных расходов каждого государства-члена альянса относительно ВВП, но и довести до четырёх процентов, как это сделал президент-республиканец Дональд Трамп в преддверии саммита НАТО летом 2018 года. При этом двухпроцентный уровень расходов на военные нужды ему удалось «выбить» у участников блока лишь отчасти - только десять из тридцати участвующих в нём стран вышли на названный рубеж в текущем году.

Новый президент заявил о готовности улучшить отношения с Россией и КНР, но не разъяснил, на какой основе и когда это может произойти. Разумеется, здесь будут иметь принципиальное значение не красивые слова нового хозяина Белого дома и его высокопоставленной команды, а их практические дела.

В частности, лакмусовой бумажкой проверки искренности США в деле «улучшения» отношений с Россией будет реальная готовность Вашингтона снять разного рода надуманные торгово-экономические санкции, введённые против Москвы президентами Бараком Обамой и Дональдом Трампом. А это ни много ни мало в отношении 500 российских предприятий и учреждений, а также применительно к 300 отдельным российским гражданам. Для российской стороны будет являться немаловажным и безотлагательное возвращение её дипломатической собственности, захваченной республиканской администрацией в ходе нескольких рейдерских акций.

Джозеф Байден дал понять, что будет готов сохранить некоторую часть американских экспедиционных вооружённых сил на Ближнем и Среднем Востоке. Однако не уточнил их возможное количество и не определил предметно их основные боевые задачи.

Джозеф Байден дал понять, что будет готов сохранить некоторую часть американских экспедиционных вооружённых сил на Ближнем и Среднем Востоке.
© defense.gov
Джозеф Байден дал понять, что будет готов сохранить некоторую часть американских экспедиционных вооружённых сил на Ближнем и Среднем Востоке.

Он заявлял, что хотел бы вернуться к ядерной сделке с Ираном, оформленной в виде Совместного всеобъемлющего плана действий, из которой инициативно вышел Дональд Трамп, но только после того, как Тегеран вновь начнёт выполнение всех своих обязательств, вытекающих из него. В частности, если иранская сторона возобновит доступ инспекционных групп к своим ядерным объектам. Подобное заявление Джозефа Байдена не означает, что его администрация ослабит военно-экономическое и пропагандистское давление на Иран в целом.

Джозеф Байден обещал в январе 2020 года, что возвысит престиж дипломатической службы в качестве главного инструмента внешней политики Соединённых Штатов, будет реинвестировать средства в её укрепление, которая, по его словам, была ослаблена республиканской администрацией, а также вновь усилит американскую дипломатию подлинными профессионалами. Отсутствие таковых в администрации Дональда Трампа, в Пентагоне, Государственном департаменте и частая смена в них руководящего состава стали существенным недостатком его президентства и привели к тупиковым последствиям во внешней политике страны.

Кредо: продолжать укрепление военного потенциала

Военно-политической и концептуальной основой в военной области США при Джозефе Байдене, скорее всего, станет внесение отдельных изменений в пять ключевых доктринальных стратегических установок, которые были утверждены в период президентства Дональда Трампа. А именно - в стратегию национальной безопасности и национальной обороны, а также в ракетно-ядерную, противоракетную и космическую стратегии страны. И в этом не будет ничего необычного - так поступают все вновь избираемые президенты. Не исключено, что Стратегия национальной безопасности 2017 года, в которой основными противниками Соединённых Штатов были заявлены Россия и КНР, останется генеральной линией внешней политики новоявленного президента.

Надо ожидать внесение отдельных изменений в ракетно-ядерную, противоракетную и космическую стратегии страны.
© defense.gov
Надо ожидать внесение отдельных изменений в ракетно-ядерную, противоракетную и космическую стратегии страны.

Но ожидаемые корректировки на обозначенных направлениях вряд ли изменят общую военно-политическую сущность США. Вашингтон будет по-прежнему претендовать на неоспоримое господство в военной области как в глобальной проекции, так и в космическом пространстве.

Что касается расходов на военные цели, то нельзя игнорировать критику Джозефом Байденом своего предшественника Дональда Трампа за большие военные расходы Пентагона, которые в последние годы его правления достигли 750 млрд долларов в год и которые претендент на президентский пост от Демократической партии охарактеризовал как «доминирующие инвестиции в устаревшие возможности». По мнению нового президента, главное в этом вопросе не объёмы финансирования, а области такого финансирования, к которым, среди прочего, ближайшие советники будущего президента относят новые военные технологии и разработку передовых высокоточных систем вооружений.

Будущий владелец Овального кабинета в Белом доме одновременно заявлял о готовности выделять больше ассигнований на ключевые области национальной обороны, которые он назвал упущенными из виду, предметно упомянув, что подразумевает кибернетические средства, космические системы, беспилотные летательные аппараты, плюс развитие и более широкое внедрении искусственного интеллекта.

Не собираясь резко сократить перспективные военные расходы в ближайшие 30 лет, определённые ещё в период президентства Барака Обамы в суммарном виде до 1,3 трлн долл., 46-й президент Соединённых Штатов обещал, что не будет радикально менять бюджет Пентагона в сторону его уменьшения. Он не скрывал своего удовлетворения по поводу объёма тех денежных средств, которые администрация Обамы вложила в модернизацию ракетно-ядерного оружия страны, и обещал, что сможет потратить на ракетно-ядерные системы меньше, чем предшествующая республиканская администрация, но не существенно меньше уже утверждённого Конгрессом уровня, где по этому вопросу существует практически полное двухпартийное согласие законодателей.

Байден обещал, что сможет потратить на ракетно-ядерные системы меньше, чем предшествующая республиканская администрация.
© defense.gov
Байден обещал, что сможет потратить на ракетно-ядерные системы меньше, чем предшествующая республиканская администрация.

С другой стороны, президент-выдвиженец от Демократической партии призывал к более крупным инвестициям и в другие элементы национальной власти, такие как дипломатия и торгово-экономическая деятельность. По его мнению, США стали чрезмерно зависимыми от военных в процессе продвижения американских интересов в сфере безопасности за рубежом и не получают адекватных финансовых вливаний в невоенные направления деятельности, включая дипломатическую службу, укрепление экономической мощи, повышение уровня образования, науки и разработку передовых технологий.

В своём обращении к нации из столицы штата Делавер 7 ноября Джозеф Байден многообещающе заявил, что будет основывать американское «лидерство» не на примере силы, а на силе примера. Заявка примечательная. Но будет ли новая администрация следовать этой максиме все четыре года её пребывания у власти? Далеко не праздный вопрос.

Можно ли ожидать прорыва в контроле над вооружениями?

Джозеф Байден неоднократно говорил о необходимости поиска новых и сохранения ранее заключённых международных соглашений по контролю над вооружениями. Интересно: каких «новых»? Нет ясности, что он имеет в виду. Но маловероятно, что новая администрация в Вашингтоне под его руководством радикально повернёт такую линию в русло конструктивизма в целом.

С одной стороны, Джозеф Байден, будучи вице-президентом в период деятельности администрации Барака Обамы, проецировал себя лишь довольно умеренным сторонником ограничения ракетно-ядерного оружия и укрепления режима его нераспространения. Он заявлял, что восстановит «контроль над вооружениями и нераспространение» с субстантивной оговоркой: только в качестве центральной опоры глобального лидерства США. При этом он неоднократно критиковал ядерную политику президента Дональда Трампа и обещал отойти от её гипертрофированной агрессивности.

Наиболее политически сильным стало заявление Джозефа Байдена о готовности рассмотреть вопрос совместно с другими ядерными государствами о принятии совместного обязательства о неприменении ядерного оружия в первом ударе.

После создания в 1945 году ядерного оружия ни один американский глава государства не реализовал эту довольно простую идею предотвращения преднамеренного или случайного ракетно-ядерного конфликта. В ходе предвыборной кампании новоизбранный глава американского государства выступал за сохранение моратория на проведение ядерных испытаний, заявляя, что не поддерживает развёртывание ядерного оружия малой мощности, то есть с боезарядами от 5 килотонн и меньше (для сравнения: атомная бомба, сброшенная американцами на Хиросиму в 1945 году, имела боезаряд в 15 килотонн).

В ходе предвыборной кампании новоизбранный глава американского государства выступал за сохранение моратория на проведение ядерных испытаний.
© facebook.com/joebiden
В ходе предвыборной кампании новоизбранный глава американского государства выступал за сохранение моратория на проведение ядерных испытаний.

Да, Джозеф Байден высказывался за продление Договора СНВ-3, но он детально не прокомментировал многократно повторённые Россией предложения о его пролонгации безо всяких предварительных условий и на максимально обозначенный в договоре срок - до пяти лет. Не подтвердил он пока и «формулы Барака Обамы», то есть его инициативы о дальнейшем сокращении стратегических наступательных ядерных вооружений США и России в рамках нового Договора СНВ-4 до уровня 1.000-1.100 единиц ядерных боезарядов для каждой стороны. С таким предложением тот выступил вскоре после своего вступления в должность и даже засылал в Москву своего специального представителя с соответствующим посланием, но оно не было принято по принципиальным соображениям, поскольку не включало решение вопроса об американском тактическом ядерном оружии передового базирования в Европе и бесконтрольном распространении систем ПРО США в глобальном масштабе.

С другой стороны, Джозефа Байдена никак нельзя считать последовательным «борцом за глобальное ядерное разоружение».

Джозеф Байден определил потенциальное возобновление 45-м президентом ядерных испытаний на невадском ядерном полигоне, что было отражено в ядерной стратегии США 2018 года, как «безрассудный и опасный шаг». Проверкой искренности президента-демократа по этой проблеме будет его желание или нежелание ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Напомним: единственная попытка американского Сената ратифицировать его в 1999 году провалилась и больше никогда не возобновлялась, хотя этого не раз обещал добиться «гуру» Джозефа Байдена - президент Барак Обама.

Нет сомнений в том, что пришедшая к власти «демократическая администрация», которая официально начнёт действовать с 20 января следующего года с момента вступления Джозефа Байдена в должность президента, будет продолжать курс на радикальную модернизацию американских ракетно-ядерных вооружений стратегического и тактического назначения; ориентировать нацию на глобальное наращивание средств противоракетной обороны, в том числе морского базирования, и на совершенствование обычных вооружений, делая при этом упор на их выдвижение «на передовые рубежи», то есть поближе к территориям Российской Федерации и КНР, а также ряда других государств.

Нет пока готовности новой администрации вернуться в Договор о торговле оружием и в Договор об открытом небе. Нет ясности, как она поступит с предложением Москвы о введении моратория на размещение нового ракетного оружия, подпадающего под определения разорванного Дональдом Трампом Договора о ликвидации РСМД в тех районах, где оно ещё не развёрнуто. Скорее всего, новая администрация одновременно не поддержит предложение многих государств мира о превращении района Ближнего Востока в зону, свободную от оружия массового уничтожения, в том числе ракетно-ядерного, и не исключено, что проигнорирует международный Договор о запрещении ядерного оружия 2017 года.

Нет пока готовности новой администрации вернуться в Договор об открытом небе.
© dtra.mil
Нет пока готовности новой администрации вернуться в Договор об открытом небе.

Нет признаков, что Джозеф Байден собирается уменьшить глобальную базовую инфраструктуру вооружённых сил США, которая давно опутала весь земной шар.

Политика Белого дома подвергнется «косметическому ремонту»

Похоже, что во внешней и военной политике нового американского руководства, а также в сфере контроля над вооружениями могут произойти некоторые корректировки, но не столь грандиозные, чтобы испытывать чувство избыточного оптимизма. Имеется конкретика по отдельным направлениям его деятельности. Но есть и неопределённости, что вполне естественно.

Деятельность администрации Джозефа Байдена, скорее всего, будет носить двойственный характер. Она будет меняться как в зависимости от развития региональной и глобальной ситуации в стратегической сфере, так и от степени влияния на него ближайшего высокопоставленного окружения нового главы государства и его советников.

Такая деятельность будет определяться и состоянием отношений с двумя крупными военно-политическими игроками на международной арене - Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. Всё это потребует внимательного анализа политических заявлений и конкретных дел американской стороны в мире, а также в области российско-американских и китайско-американских отношений.

Важно попытаться постепенно убедить новое американское военно-политическое руководство в необходимости снижения уровня глобального противостояния и реального укрепления стратегической стабильности в мире политическими, а не военными средствами, а в концептуально-стратегическом плане - подвигнуть его к переходу от стратегии наступательного и безусловного ядерного сдерживания к оборонительному неядерному сдерживанию, которое не будет содержать угрозы применения силы в адрес любого государства мира.

Необходимо более решительно ставить перед новым президентом США и вопрос об отзыве из Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона комбинированных американских средств передового базирования, которые радикально дестабилизируют там военно-политическую обстановку и сохраняют высоким уровень недоверия между великими ядерными державами.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама