В других СМИ
Загрузка...
Об окончании войны, которая длится уже четыре десятилетия, говорить рано...

Коронавирус победил афганских боевиков?

«Война в Афганистане завершилась, и точку в ней поставили не победа над талибами*, и не мир, заключённый с ними, а вирус гриппа». Тезис сильный, но не точный
13 апреля 2020, 11:05
Реклама
Коронавирус победил афганских боевиков?
© twitter.com
Об окончании войны, которая длится уже четыре десятилетия, говорить рано...

Об окончании войны, которая длится уже четыре десятилетия, говорить рано, но можно обсуждать окончание большого этапа многоходового афганского конфликта. Этот этап начался осенью 2001 года с нашествия армии «двунадесяти языков» в эту страну. А завершается, возможно, сейчас.

Миссия невыполнима

По информации источников из Исламской республики Афганистан (ИРА), именно коронавирус весной 2020 года загнал войска международной коалиции на их базы. Угроза опасной эпидемии заставила генералов отдать приказы своим подчинённым об особых мерах медицинского контроля и о прекращении контактов с местным населением, с местными военными и полицейскими.

Хотя именно обучать военному и полицейскому искусству афганцев предписывает нынешняя миссия Resolute Support. Более того, мирное соглашение с «Талибаном»**( террористическая организация, запрещённая в РФ), которое в конце февраля подписали американцы, вроде бы гарантирует им и их союзникам по коалиции неприкосновенность со стороны отрядов неистовых мулл, а также позволяет  закрывать глаза и затыкать уши, когда повстанцы атакуют местных силовиков.

Собственно, и до вспышки вируса в Афганистане (середина марта), но уже после февральского соглашения США с «паркетными талибами»* из Дохи, афганским военным пришлось многократно слать призывы о помощи к союзникам, когда они сами не могли сладить с боевиками, которые пренебрегли предписанными договорённостями с американцами и атаковали правительственные силы.

Справка

Инсайдеры утверждают, что ВВС США очень неохотно и с большой оттяжкой по времени вступили в бой и отбомбили по талибам* в Гельменде. Это было 4 марта. А 28 марта талибы* после многочасового боя овладели районом Юм-Ган в Бадахшане, на границе с Таджикистаном. Через этот район шло сообщение с соседней республикой.

Местные силовики поддержки с воздуха во время боестолкновения не получили, иностранный контингент в этой операции вообще не участвовал. Атаковали талибы* и блок-посты афганских сил безопасности на окраинах города Кундуз. Ни американцы, ни немцы, которые ещё недавно демонстрировали присутствие в Кундузе, а сейчас стянуты на базу в Мазари-Шарифе, поддержки местным союзникам не оказали.

Вместо развёртывания НАТО показало... свёртывание

COVID-19 - враг для контингентов стран НАТО действительно серьёзный. В штабах живо обсуждают учения Defender Europe 2020, которым предстояло показать логистическую мощь альянса в Европе и способность маневрировать крупными армейскими соединениями вблизи границ России.

Однако вместо развёртывания вышло... свёртывание, и виной тому именно вирус, с ходу атаковавший НАТОвский генералитет, собравшийся 6 марта в немецком курортном Висбадене, чтобы обсудить ход активной фазы манёвров.

«Корона, Defender и злой русский»

Обратим внимание на комментарий, которым сопроводил закат «Защитника-2020» известный немецкий левый политик Александр Ной.

В статье «Корона, Defender и злой русский» от 23 марта он указал на то, что неоднократно запрашивал министерство обороны Германии завершены ли учения официально и не получил на момент публикации ответа, хотя всем известно, что «драйвер» манёвров - США - возвращает своих участников на места их обычной дислокации, а бундесверу поручено организовать логистику этого процесса.

Но почему НАТО не объясняет завершение учений вирусной пандемией, задаётся вопросом Ной? И сам предлагает ответ: потому, что генералы не могут признать поражения «Защитника» перед какой-то болезнью…

Что же тогда население Европы будет думать о НАТО как о своём защитнике перед лицом столь опасного противника, как Россия? Да-да, именно та самая Россия, которую разрекламировали как угрозу для свободного мира и демократии. Но вспомним: ведь и в Афганистане всё начиналось с лозунгов о построении демократии и защите новых начинаний от «варварства»…

Иранский след в афганских тюрьмах

Вирус в Афганистан проник из Ирана, где возник самый жаркий очаг эпидемии в регионе. Власти в Тегеране выдворили из своей страны около трёх десятков тысяч афганских беженцев (хотя по другим данным, сами беженцы, прознав о вирусе, который косит иранцев, ринулись обратно в Афганистан). Об остроте проблемы говорит уже то, что полсотни афганцев, из числа тех, кто ещё остался в Иране, уже стали жертвами вируса.

Хуже того, власть в Кабуле, объявив о жёстких мерах по борьбе с эпидемией (а это ограничительные меры по работе торговых точек и перемещению населения в городах, схожие с теми, которые предприняли во многих других странах), решили отпустить более десяти тысяч заключённых из крупных тюрем - а такие есть почти во всех провинциях страны. Да, тут Кабул идёт следом за многими другими странами, включая Иран, Пакистан и Индию.

Согласно полученной из Афганистана информации, власти решили поэтапно отпустить всех заключённых, которым осталось сидеть менее пяти лет! Вроде бы, среди тех, кто попадает под освобождение, не будет боевиков экстремистских организаций - ни ИГИЛовцев*, ни талибов *. Первые «ласточки» выпорхнули на свободу под занавес марта. В том числе, в Герате, к которому приковано особое внимание. Провинция лежит на границе с Ираном, и именно в Герат вернулась основная масса беженцев.

Афганским властям не известно, сколько именно больных вирусом среди них, зато известно, что по тюрьме Герата, расположившейся в особняке бывшего крупного чиновника времён правления НДПА и принявшей около 2.000 заключённых, уже вовсю гуляет вирус.

На эту тему власти говорят неохотно, хотя непосредственно во время освобождения первой же партии бывших зэков (около двух сотен) семеро из них были немедленно отправлены в госпиталь, специально оборудованный для лечения атипичной пневмонии. Остальным предписано сидеть по домам.

Однако велики ли шансы на то, что матёрый контрабандист, наркоторговец, не особенно боявшийся тюрьмы и в прежние времена, будет сейчас соблюдать карантинные меры?

Скорее всего, его путь лежит туда, где по-прежнему продаётся его «товар». То есть в Иран, Пакистан или же в Таджикистан и Туркмению, куда давно налажены контрабандные маршруты. Такие тропы вполне могут стать путями переноса вируса.

Впрочем, это уже точно не забота НАТОвцев, для которых Герат имел и сохраняет значение с точки зрения возможностей слежения за территорией Ирана, противодействия проникновению в Афганистан проиранских элементов и подготовки к проведению диверсионных действий и иных операций, направленных против властей Ирана.

Эту долгосрочную задачу вирус не отменяет. Но её осложняет общее нынешнее ухудшение отношений США с администрацией Ашрафа Гани.

Двоевластие закончено?

Президента Афганистана и раньше многое не устраивало в позиции партнёров из Вашингтона, но его терпение окончательно иссякло после того как американцы, вопреки его просьбам, пошли на сокращение военной поддержки Кабула, за его спиной договорились с талибами* и дали муллам обещания от его имени (например, что Гани отпустит на свободу 5.000 пленённых боевиков), но, при этом, очень вяло поддержали Гани в тяжбе с конкурентом на выборах - премьером Абдуллой Абдуллой... Да ещё пригрозили ощутимо наказать долларом за несговорчивость в вопросах внутренней политики! Пришлось Ашрафу Гани, спрятав гордость в карман, самому идти на рискованные шаги, чтобы справиться с этим внутренним противником.

Можно сказать, что президенту Афганистана удалось взять ситуацию под контроль. Так, он действительно укрепил свои позиции, назначив Ханифа Атмара - влиятельного моджахеда из числа пуштунов - на пост главы МИД страны.

Как сообщил автору информированный источник, это назначение состоялось без согласования с недавними кураторами из стана Дональда Трампа, равно как и назначение новым министром финансов Абдул Хади Аргандиваля. По информации того же источника, сразу после того, как стали известны имена этих министров, в Нангархаре собралась политическая оппозиция с участием Абдуллы Абдуллы и других видных политиков и полевых командиров. И там его, без пяти минут президента и недавнего лидера оппозиции, унизили, наградив нелестными эпитетами за политическую неумелость и авантюризм. Это если не нокаут, то серьёзный нокдаун для номера второго, объявившего себя номером первым.

То есть на сегодняшний «коронавирусный момент» можно констатировать резкое, почти до нуля, снижение боевой активности иностранного корпуса в Афганистане, а, с другой стороны, видимо, окончание недолгого, но впечатляющего противостояния двух президентов.

Хватит ли этих двух факторов, чтобы можно было надеяться на затихание вооружённого противостояния в стране?

Закончилась ли война?

Скорее всего, война не прекратится хотя бы потому, что есть внешние игроки, которых не устраивает стабилизация власти Гани. Это, в первую очередь, Пакистан, чьё руководство очень недовольно заявлениями и шагами кабульской администрации, направленными на снижение зависимости от этого государства.

А пакистанская разведка МВР имеет непосредственное влияние и на различные группы среди «Талибана»**, и, как ни неожиданно это может прозвучать, на многих «диких» моджахедов. С ними МВР ведёт давнюю, ещё со времён советско-афганской войны, хотя и не афишируемую дружбу.

По полученной автором информации, сразу вслед за фактическим окончанием двоевластия в пользу Кабула 4 апреля в Кветте состоялось собрание командиров «Талибана»**, на котором было решено наказать власть Гани и возобновить атаки на правительственные силы и на государственные объекты.

Отдельно стоит отметить активизацию боевых действий на севере Афганистана - в районах, близких к границам Таджикистана, Узбекистана и Туркмении.

Будут возобновлены боевые действия и в провинции Балх, где расквартирован бундесвер - там боевики уже пришли в движение. Повод, озвученный в Кветте: власти нарушили взятое на себя обязательство освободить террористов из тюрем. Действительно, несмотря на то, что эмиссары боевиков в конце марта съехались в Кабул, чтобы забрать своих, власть не торопится с освобождением этой категории заключённых. Ашраф Гани заявил, что обещание за него дали американцы, и правительство намерено поставить незаконным вооружённым формированиям свои условия перед акцией помилования.

То есть, в обозримом будущем мира не будет. Но отсутствие мира - это всё же ещё не война.

Скорее всего, в отсутствие заметного участия западной коалиции в боевых действиях между повстанцами и правительством, а также масштабного информационного сопровождения в западных СМИ, произойдёт временная «афганизация конфликта», когда периоды активизации боёв будут перемежаться периодами продавливаемого под нажимом вхождения боевиков в органы легитимной власти.

А правительство, как водится, будет лавировать и заключать союзы с теми или иными влиятельными командирами и политиками, чтобы это вклинивание оттянуть как можно дальше. Пока очередное геополитическое потрясение не перемешает карты и не приведёт к новому крупному столкновению на Гиндукуше.

---

* Боевики запрещённой в РФ террористической организации.

** Террористическая организация, запрещённая в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама