В других СМИ
Загрузка...
Две страны на спорном перевале
© hindinewstv.com
Напряжение на индо-китайской границе возрастает.

Две страны на спорном перевале

Конфликты на индо-китайской границе могут привести к серьёзному военному противостоянию
04 сентября 2020, 11:00
Реклама
Две страны на спорном перевале
© hindinewstv.com
Напряжение на индо-китайской границе возрастает.

Индия и Китай вновь размахивают кулаками. Такие сообщения заполонили всё мировое информационное пространство после сделанных Нью-Дели и Пекином заявлений о провокациях вооружённых сил противоположной стороны на спорном участке границы. Ядерный статус двух стран значительно увеличил градус напряжения, порождённого этими сообщениями, поскольку последствия такого противостояния могут оказаться глобальными.

Кто кого

Сначала официальные индийские представители заявили, что 29 августа китайские войска предприняли провокационные действия на южном берегу озера Пангонг-Цо, находящегося на территории Ладакх. Но благодаря своевременным оборонительным действиям индийская сторона смогла предотвратить попытки в одностороннем порядке изменить статус-кво в районе.

Затем Пекин опроверг это заявление, отметив, что китайские военнослужащие строго соблюдают линию фактического контроля на границе с Индией и никогда не пересекали её. А в понедельник вечером китайское командование Западного военного округа заявило, что 31 августа индийская армия вновь незаконно пересекла линию границы у южного берега озера Пангонг-Цо недалеко от перевала Рецинь. Это было названо открытой провокацией Индии, которая грубо нарушает территориальный суверенитет Китая и серьёзно подрывает мир и стабильность на китайско-индийской границе.

В свою очередь журнал «Хуаньцю шибао», комментируя это заявление, подчеркнул, что китайский народ полностью поддерживает позицию правительства, которая выражается в том, что оно не будет по собственной инициативе вступать в бой с Индией и никогда не позволит ей вторгаться на территорию страны.

«Китай полон стратегической решимости для защиты юго-западного пограничного района и принял все подготовительные меры. Если Индия хочет жить в мире, мы это горячо приветствуем. Но если она хочет играть в опасные игры, мы сделаем предупреждение - наши инструменты и возможности намного превосходят её. Если она хочет устроить войну, чтобы раскрыть карты, нет никаких сомнений в том, что НОАК заставит её армию потерпеть ещё более сокрушительное поражение, чем в 1962 году», - пишет «Хуаньцю шибао».

Нельзя не заметить, что новое индийско-китайское обострение произошло в то время, как стороны вели переговоры об эскалации напряжённости в районе границы. Они были возобновлены после июньского конфликта, который оказался самыми кровопролитным за 45 лет. Он разразился в долине реки Галван, когда около 500 индийских и китайских военнослужащих сошлись в драке. И хотя оружие не применялось, а только камни и палки, в ней погибли несколько десятков человек. Конфликт не получил развития, так как было принято решение отвести войска и начать переговоры. Однако они с самого начала стали «пробуксовывать», поскольку стороны явно не стремились к компромиссу. Более того, продолжали наращивать военное присутствие вдоль спорного участка границы.

Приготовления

Согласно сообщениям информагентств, Индия развернула в конце июля двенадцать ​​танков Т-90, другую тяжёлую бронетехнику, а также дополнительную бригаду своих вооружённых сил (около 4 000 солдат и офицеров) в районе Даулат-бег-Олди, чтобы «предотвратить любое возможное вторжение Китая на перевале Шаксгам - Каракорум в регионе Ладакха». А всего Индия намерена перебросить на границу с Китаем дополнительные войска в составе 35 тыс. солдат и офицеров. В свою очередь Китай разместил вдоль линии соприкосновения около 50 000 военнослужащих. НОАК также построила в Тибетском автономном районе новые вертолётные площадки.

При этом отмечалось, что НОАК может использовать свою систему подземных туннелей для скрытой переброски войск и их внезапной концентрации на границе.

«Линии фактического контроля»

Дело в том, Индия и Китай спорят о границе в Гималаях уже порядка 80 лет. После того, как в 1947 году Индия получила независимость, её лидеры заявили, что считают правильной границу, которую Лондон провёл между владениями Британской империи и Тибетом в 1914 году. При этом они подчеркнули, что некоторые из спорных территорий, и в том числе район Аксан-Чин вблизи долины Галван, принадлежат Индии. Со своей стороны Китай с самого начала не признавал британскую границу, считая, что она отрезала часть территории, принадлежащей ему. В 1957 году, например, китайцы построили дорогу в западном направлении через территорию, формально принадлежавшую Индии.

Взаимные территориальные претензии привели в 1962 году к полномасштабному вооружённому столкновению. После 32 дней боев Китай получил больший контроль в западном секторе и отбросил необученные и плохо экипированные индийские войска примерно на 20 километров. Стороны также согласились на установление границы, которую назвали «Линией фактического контроля». Но это не стало окончательным решением. Пекин до сих пор выдвигает претензии на 3,5 тыс. кв. км территории индийского приграничного штата Аруначал-Прадеш. Нью-Дели, в свою очередь, считает, что КНР «незаконно оккупирует» более 43 тыс. кв. км индийской союзной территории Джамму и Кашмир.

Тем не менее при наличии взаимных территориальных претензий и даже периодически возникающих конфликтов вдоль Линии фактического контроля сторонам на протяжении десятилетий удавалось выстраивать нормальные отношения.

Справка

Китай - второй после США крупнейший торговый партнёр Индии, а Индия - крупнейший партнёр КНР в Южной Азии. В 2019 году товарооборот достиг 92,5 млрд долларов, в то время как в 1990 он составлял всего 200 млн долларов. В феврале 2015 года стартовало взаимное проведение годов туризма. В 2018 году Индию посетили 281,8 тыс. китайских туристов. Китай посетили 708,5 тыс. индийцев. С 2006 года страны взаимодействуют в рамках группы БРИКС.

Однако с недавних пор к старым проблемам двусторонних отношений между Индией и Китаем добавились новые. Они связаны с геополитикой - интересы двух стран столкнулись в их стремлении стать лидером в Индо-Тихоокеанском регионе. Китай уже давно проводит линию на доминирование в нём, тем самым объективно отводя Индии роль второго плана. В частности, Китай активно теснит Индию в ряде государств Южной Азии и Индийского океана, которые в Нью-Дели традиционно относят к зоне своих жизненно важных интересов.  Он всё больше притягивает к себе Шри-Ланку и Непал, которые в последние годы отдаляются от Индии. Кроме того, Пекин вкладывает огромные средства в инфраструктуру Бангладеш. Китай также продолжает развивать стратегические связи с Пакистаном - историческим геополитическим противником Индии.

Естественно, это наталкивается на противодействие Индии, которая сегодня превратилась ещё в одного азиатского гиганта. Индия - второе по численности населения (1,34 млрд человек) государство мира. Её экономика только с 2000 по 2019 год выросла в 3,3 раза и заняла третье место в мире после Китая и США по своему вкладу в мировой ВВП по паритету покупательной способности. Её вооружённые силы - на четвёртом месте в мире после США, России и Китая. Индия обладает ракетно-ядерным оружием и осуществляет космическую программу, сравнимую с европейской, китайской и японской. Всё это подтолкнуло Нью-Дели объявить, что цель Индии на ближайшую перспективу - утвердить себя ключевым государством региона, охватывающего весь Индийский океан и часть Тихого океана, выйдя в закреплении своих интересов, по сути, на пределы распространения древней индийской цивилизации.

Контрпродуктивные отношения

Но сама по себе Индия - не соперник Китаю. ВВП Китая сегодня превышает ВВП Индии в пять раз, а военный бюджет - в четыре раза. Поэтому достижение своей цели Индия видит в развитии отношений с США. Во всяком случае об этом открыто говорят индийские эксперты. Так, выражая мнение одного из них, Foreign Policy недавно написала, что Индии необходимо укрепить стратегическое партнёрство с Соединёнными Штатами. Такой шаг не только обеспечит доступ к жизненно важным американским военным технологиям, но и гарантирует Индии поддержку в защите её интересов национальной безопасности.

Нет необходимости особо подчёркивать, что такой подход Индии всячески приветствуется Соединёнными Штатами, которые видят в Китае нового претендента на мировое господство и всячески пытаются тому воспрепятствовать. При этом одну из главных ролей в создании антикитайского фронта в регионе Вашингтон отводит Индии.

Ещё при Бараке Обаме Соединённые Штаты объявили Индию «ключевым оборонным партнёром», предоставив ей право приобретать целый ряд передовых и чувствительных технологий вооружения США. А администрация Трампа стала активно втягивать Индию во все возможные альянсы, которые стремится реанимировать или создать новые.

Так Вашингтон и Лондон пытаются реанимировать так называемый формат Five Eyes - организацию, созданную для взаимодействия в сфере командования, управления, связи, вычислительной техники и обеспечения технического взаимодействия военно-морских сил англоязычных государств Австралии, Канады, Новой Зеландии, Соединённого Королевства и США. Соединённые Штаты также создают свой инфраструктурный формат Blue Dot Network («Сеть голубых точек»), являющийся альтернативой китайскому «Одному поясу - одному пути». Своим перспективным союзником Вашингтон видит Нью-Дели и в реализации Индо-Тихоокеанской инициативы, остриё которой направлено прежде всего против Китая.

Индия всё чаще привлекается и к различным военным манёврам, которые США проводят в регионе. Кстати, нынешнее противостояние между Китаем и Индией произошло вскоре после того, как США провели крупные учения своих ВМС в Южно-Китайском море. Они проходили параллельно проводимым в это же время в районе спорных Парасельских островов учениям китайских ВМС, которые в Пентагоне назвали «контрпродуктивными по отношению к усилиям по снижению напряжённости и поддержанию стабильности».

Всячески обхаживая Индию, Вашингтон непременно подчёркивает, что обе страны являются «друзьями, которые могут помогать друг другу на всей планете». Однако вряд ли США тот друг, на которого можно положиться.

В нынешней американской истории немало примеров того, как США бросали «друзей» после достижения с их помощью поставленной цели. Впрочем, надо полагать, что в Нью-Дели это понимают и пока ещё окончательно не решили, хочет ли Индия быть винтиком, пусть и далеко не последним, в стратегии США в Азии. Да и переход к откровенной вражде с Китаем сделает Индию слишком привязанной к США и не позволит говорить о независимой позиции региональной державы.

Тропа войны или «умягчение сердец»?

А главное - тот путь, на который Вашингтон толкает Индию, реально ведёт к войне. Тем более что конфликты на индо-китайской границе множатся и всё более принимают воинственный характер. А война, даже если предположить, что она ограничится применением обычных, а не ядерных, средств, будет иметь далеко идущие последствия. Ведь она потянет за собой огромное количество жертв среди мирного населения, уничтожит экономический потенциал двух крупнейших азиатских держав и отбросит их на десятилетия назад.

И все жё сегодня налицо явное ухудшение отношений между Индией и Китаем. А это, к сожалению, приходится констатировать, негативно сказывается на треугольнике Россия-Индия-Китай.

Для нашей страны важны оба партнёра по Шанхайской организации сотрудничества - и Китай, и Индия. И она не намерена делать какой-либо выбор из них, чего, вероятно, ожидают в столицах этих двух государств. Во всяком случае, в последнее время Пекином и Нью-Дели были сделаны определённые шаги, подталкивающие Россию к тому.

Так, в недавней статье, опубликованной в South China Morning Post, отмечается, что во взаимоотношениях Москвы и Пекина стали появляться определённые разногласия. В качестве примера приводятся проблемы, связанные с продажей российского оружия в Индию, задержкой поставок российских ракет в КНР, а также противоречия в отношении Владивостока. Последние стали достоянием общественности в июле, когда российское посольство в КНР опубликовало видео, посвящённое празднованию 160-летия Владивостока, что стало причиной волны недовольства в китайском интернете. В Китае, которому когда-то принадлежал город, эта тема по-прежнему жива. По словам редактора Asan Forum Гилберта Розмана, протест по поводу блога посольства был одним из первых реальных признаков того, что территориальный спор не исчез.

В свою очередь Индия отказалась принимать участие в стратегическом командно-штабном учении «Кавказ-2020». Причиной такого шага в военном ведомстве назвали пандемию коронавируса и трудности, вызванные её последствиями, включая организацию логистики. Уведомляя Москву о принятом решении, Нью-Дели отметило, что Россия и Индия остаются близкими и привилегированными стратегическими партнёрами. В то же время информагентства сообщили, что истинной причиной индийского отказа является то, что на учение приглашены военные из Пакистана и КНР.

Хотя официальная российская позиция заключается в том, что Индия и Китай не нуждаются в содействии посредников для урегулирования двусторонней напряжённости, Москва всё же стремится играть роль, как кто-то образно сказал, «умягчителя сердец». А посему она призывает Пекин и Нью-Дели активизировать диалог и за столом переговоров находить компромиссы в решении тех противоречий, которые беспокоят обе страны.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама