В других СМИ
Загрузка...
«Просматривается готовность Соединённых Штатов использовать Дамаск в качестве инструмента для сдерживания Ирана, поэтому не исключаю попыток Вашингтона неофициально договориться с Башаром Асадом»
© Фото из личного архива
Учёный секретарь Института США и Канады РАН кандидат политических наук Андрей Евсеенко.

«Просматривается готовность Соединённых Штатов использовать Дамаск в качестве инструмента для сдерживания Ирана, поэтому не исключаю попыток Вашингтона неофициально договориться с Башаром Асадом»

О том, смогла ли бы Москва по предложению американцев «обменять» Китай на Украину и что для США ценнее углеводородов Персидского залива, о проблеме уйгуров, которая может поссорить талибов* с Пекином, и об афганской литиевой «пещере Али-Бабы», на которую нацелилась Поднебесная, а также о том, почему государства Средней Азии не жаждут видеть американских солдат на своей территории, еженедельнику «Звезда» рассказал учёный секретарь Института США и Канады РАН кандидат политических наук Андрей Евсеенко
28 октября 2021, 06:26
Реклама
«Просматривается готовность Соединённых Штатов использовать Дамаск в качестве инструмента для сдерживания Ирана, поэтому не исключаю попыток Вашингтона неофициально договориться с Башаром Асадом»
© Фото из личного архива
Учёный секретарь Института США и Канады РАН кандидат политических наук Андрей Евсеенко.
Читайте нас на: 

Стратегический противник

- Виктория Нуланд давно улетела, а осадок остался. Отчасти потому, что наш МИД так и не дал официальных разъяснений, зачем же она посетила Москву. А вы, Андрей Сергеевич, как считаете - зачем?

- Вашингтон рассчитывает заручиться от нас гарантиями, что ситуация на Украине и в целом в Восточной Европе не обострится. Для американцев это важно, потому что они хотели бы все усилия, всё внимание и все ресурсы сосредоточить на Юго-Восточной Азии.

- Понятно, что «Юго-Восточная Азия» в данном контексте - обобщение. На самом деле в первую очередь США сейчас беспокоит, конечно же, Китай. Настолько, что Госдеп пошёл на переговоры с другим своим официальным врагом - Москвой. Это такое сильное впечатление произвёл на Вашингтон полёт китайского гиперзвукового блока вокруг земного шара?

- Во Временном стратегическом руководстве по национальной безопасности, которое администрация Джозефа Байдена выпустила ещё весной, Китай уже был обозначен системным, долгосрочным стратегическим противником Соединённых Штатов. В отличие от России, которая остаётся традиционным соперником в сфере контроля над вооружениями, в кибербезопасности и в космосе. При этом американцы рассчитывают при помощи Москвы привлечь китайскую сторону к участию в переговорах по контролю над вооружениями.

- В околополитических кругах давно ходят разговоры, будто Вашингтон предложил Москве «обменять» Китай на Украину. Дескать, они не будут натравливать Украину на Россию, если Россия снизит уровень поддержки Пекина… Как вы считаете, торг уместен?

- Если бы в Белом доме находился Дональд Трамп, а не Джозеф Байден, я бы не исключил консультации между Москвой и Вашингтоном на эту тему. Но сейчас я не вижу возможности для такого рода региональной транзакционности между Москвой и Вашингтоном.

В марте 2021 года Белый дом выпустил «Временное стратегическое руководство по национальной безопасности».
© whitehouse.gov
В марте 2021 года Белый дом выпустил «Временное стратегическое руководство по национальной безопасности».

Что же касается диалога с США вообще, то он у нас есть, но, к сожалению, по очень узкому кругу проблем. Я уже их называл - стратегическая стабильность, ядерная безопасность, кибербезопасность, космос. И на переговорах по стратегической стабильности в Женеве, нам, пожалуй, удалось нащупать общий язык.

Пусть первый успех и локальный, но всё-таки.

- По добыче газа США на первом месте в мире. С нефтью тоже нет проблем. Летом Соединённые Штаты влили в мировую экономику нефти больше, чем страны ОПЕК+ вместе взятые. Так в чём «бубновый» интерес Вашингтона на Ближнем Востоке сейчас?

- Вашингтон безусловно заинтересован в стабильных ценах на нефть, но ключевой американский интерес на Ближнем Востоке - безопасность, противодействие терроризму, чтобы из этого региона более не исходили никакие угрозы для национальной безопасности Соединённых Штатов, прежде всего со стороны джихадистов. А нефть отходит как бы на второй план: поставки нефти в США из стран Персидского залива уже не играют столь фундаментальной роли, как в начале двухтысячных.

- Получается, Москва, которая поддержала «террориста» Башара Асада, тоже представляет угрозу для американцев?

- Сирия - очень локальная для США тема. Если там и возникают какие-то угрозы для присутствия американцев, то в первую очередь на северо-востоке страны. Но поскольку между российским Хмеймимом и американским Эль-Удейдом сложился устойчивый контакт и в воздухе, и на земле, это позволяет избегать инцидентов и разрешать конфликтные ситуации, которые складываются порой в Заевфратье. Да, мы хотим, чтобы все пограничные пункты в конце концов перешли под контроль официального Дамаска. Вашингтон такой вариант не устраивает, американцы считают, что гуманитарная помощь в районы Северной Сирии должна идти, минуя Дамаск. В этом вопросе пока что серьёзные противоречия, но и их удаётся улаживать в дипломатическом ключе.

Так что обстановка в Сирии, в плане российско-американского взаимодействия, в целом стабильная. Кроме того, просматривается готовность Соединённых Штатов рассмотреть Дамаск как один из возможных инструментов для сдерживания Ирана. И я бы не исключил попыток Вашингтона подковёрно договориться с Башаром Асадом.

- Это просто удивительное рядом!

- Почему же? Разрешили же американцы сирийским курдам торговать нефтью с официальным Дамаском, потому что курдская администрация - это как бы не государственная структура и под санкции она не попадает. В результате образовалась своего рода серая зона, где в первую очередь срабатывают локальные интересы.

«Перегруженная лодка»

- Понятно, что Восток - дело тонкое, но вести дела с американцами против Ирана, когда военнослужащие Сирийской арабской армии воюют в одних окопах с бойцами Корпуса стражей исламской революции, это уже как-то за рамками приличия...

- Безусловно, Иран для Сирии союзник номер один, который продолжает влиять и на сирийские вооружённые силы, и на сирийскую экономику, но при этом нельзя рассматривать отношения Дамаска и Тегерана как патрона и клиента. В этих отношениях присутствуют и достаточно сложные моменты, поэтому попытки Башара Асада «уравновесить» иранское влияние в Сирии исключить нельзя. Возможно, за счёт монархий Персидского залива, с которыми у Дамаска установился достаточно плотный контакт.

Иран для Сирии - союзник номер один. Башар Асад с верховным лидером Ирана Али Хаменеи.
© farsi.khamenei.ir
Иран для Сирии - союзник номер один. Башар Асад с верховным лидером Ирана Али Хаменеи.

- Понятно, что прямых путей в дипломатии не бывает, и Дональд Трамп, по прихоти которого была разорвана ядерная сделка с Ираном, наломал немало дров. Но не проще ли было для США не заходить кривыми тропами через Дамаск, а договориться с Тегераном напрямую? Когда-то, при шахе, они очень даже неплохо ладили.

- Почему администрация Джозефа Байдена до сих пор не восстановила ядерную сделку с Тегераном?.. Ситуация следующая: стороны, к сожалению, не избежали невыполнимых требований друг к другу, и в этом наблюдается определённая преемственность с позицией президента Трампа. Например, администрация Байдена желает, чтобы при заключении сделки была учтена ракетная программа, региональная политика Тегерана и последние достижения Ирана в ядерной сфере, которых он добился уже после выхода США из СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий. - Авт.). Со своей стороны Иран требует от Вашингтона официальных извинений, компенсацию за ущерб, требует снять санкции с некоторых персоналий, которых в США считают террористами, и требует, чтобы новое соглашение было ратифицировано, сопровождалось механизмом верификации отмены санкций. При этом каждая из сторон ждёт первых шагов от противоположной.

Во многом эти требования завязаны на внутреннюю политику США и внутреннюю ситуацию в Иране, где в июне президентом стал Ибрахим Раиси, заседавший в так называемых комиссиях смерти и получивший прозвище «палач 1988 года». Если Байден пойдёт здесь на уступки, он немедленно получит обвинения в потворстве ядерной программе террористов.

Ну и как тут договариваться? Безусловно прав замминистра иностранных дел России Сергей Алексеевич Рябков, который указывал на необходимость не перегружать лодку в переговорах об иранской ядерной программе.

- И в результате получили сближение двух своих заклятых врагов - Ирана и Пекина, к тому же подкреплённое соглашением о всестороннем сотрудничестве на четверть века. В том числе, как можно догадаться, и в военно-политической сфере.

- Я бы не стал преувеличивать значимость этого соглашения, потому что Тегеран слепо никому в объятия не бросается. А китайское военное присутствие на иранской территории без энтузиазма воспримет руководство Корпуса стражей исламской революции. Со стороны иранских спецслужб традиционно наблюдается недоверие вообще к иностранному бизнесу - не важно к европейскому или к любому другому.

Министр иностранных дел Китая Ван И (слева) и министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф (справа) после подписания 25-летней программы сотрудничества в Тегеране.
© farsnews.ir
Министр иностранных дел Китая Ван И (слева) и министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф (справа) после подписания 25-летней программы сотрудничества в Тегеране.

С другой стороны, соглашение о всестороннем сотрудничестве - это дипломатический прорыв, но говорить, что между Пекином и Тегераном сложился стратегический альянс, что Китай вместе с Ираном будет воевать против США или против Саудовской Аравии, оснований нет.

Не стоит так уж сильно преувеличивать плотность их сотрудничества, особенно в военно-политической сфере.

Литиевый Клондайк

- Свято место долго пусто не бывает, а внешняя политика Китая, как можно было убедиться, многовекторная. Вот и получается: пока все выжидают, Пекин активно налаживает мосты с талибами (здесь и далее - боевики запрещённой в РФ террористической организации), которые стали хозяевами страны, обладающей богатейшими ресурсами - можно сказать, «пещера Али-Бабы». России это не интересно?

- Хотя талибов и не спешат признавать, дипломатический контакт с ними установил не только Пекин. Например, буквально на днях делегация «Талибана» (здесь и далее - запрещённая в РФ террористическая организация) в очередной раз посетила Москву. Устойчивый дипломатический контакт с талибами есть и у самих Соединённых Штатов, свидетельством чему стал недавний визит заместителя директора ЦРУ Дэвида Коэна в Доху. Очень сильные, хотя и с неофициальным оттенком, связи с талибами по линии КСИР у Ирана. Даже у Индии, которая крайне негативно относилась к талибам, появились дипломатические контакты с нынешней афганской властью. Посредников хватает - Доха, Абу-Даби, да и Москва в том числе.

- Наверное, американцам не пришлось бы сейчас налаживать дипломатические контакты с Кабулом через посредников, если бы президент Байден не вывел в пожарном порядке войска из Афганистана, бросив на произвол судьбы правительство, которое они же «выращивали» двадцать лет. Можно ли это событие считать военно-стратегическим поражением США?

- У президента Байдена в интересах большей стабильности афганского режима была возможность продлить американское присутствие или как-то оттянуть печальный итог, к которому всё в конечном счёте и пришло. По крайней мере, можно было попытаться провести вывод войск из Афганистана более организованно.

Всё так, но надо иметь в виду, что это было политическое решение, что администрация Джозефа Байдена взяла курс на прекращение участия США в бесконечных военных операциях за рубежом, это во-первых. Во-вторых, о чём говорилось прежде, возникла необходимость концентрации ресурсов для сдерживания Китая. При этом Афганистан с точки зрения противостояния Китаю не давал США абсолютно ничего.

Администрация Джозефа Байдена взяла курс на прекращение участия США в бесконечных военный операциях за рубежом.
© whitehouse.gov
Администрация Джозефа Байдена взяла курс на прекращение участия США в бесконечных военный операциях за рубежом.

- Разве афганские запасы лития не интересны США? Насколько помнится, в своё время чины из Пентагона называли Афганистан «литиевой Саудовской Аравией». А теперь всё достанется Поднебесной?

- Всё, что касается лития, это пока что на бумаге. На сегодняшний день диалог Пекина с «Талибаном», в первую очередь, выстраивается вокруг Исламского движения Восточного Туркестана (запрещённая в России террористическая организация) - уйгурского вооружённого формирования, целью которого является создание независимого исламского государства в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР и обращение проживающего там китайского населения в ислам. И тут талибы в диалоге с Пекином попадают в так называемую «ловушку-22», когда и так, и так всё плохо. Если они начнут выполнять требование Китая о депортации уйгуров, которые схоронились на афганской территории, это кончится тем, что те присягнут Вилаят Хорасану - местному филиалу «Исламского государства» (запрещённая в России террористическая организация). К примеру, теракт в мечети в Кундузе совершил именно уйгур.

Если талибы ничего не будут предпринимать в этом направлении, расстроятся отношения с Пекином, чего бы они не хотели, потому что хорошие отношения с Пекином «Талибану» выгодны. Теоретически существует срединное решение - переместить уйгуров вглубь Афганистана, то есть отодвинуть их от границы. Но устроит ли это официальный Пекин, посмотрим. 

Место в партере

- По нынешним временам странно смотрится, когда на смену светской власти приходит в чистом виде архаика, почти Средневековье. И это всё, чего американцы добились за двадцать лет войны?

- С точки зрения американцев, задача решена - из Афганистана более не исходит угроз национальной безопасности США. «Аль-Каида» (запрещённая в РФ террористическая организация) уже не является главной террористической группировкой. Её численность в Афганистане составляет порядка 500 боевиков. Однако есть другие террористические группировки, прежде всего выше упомянутый Вилаят Хорасан. Для борьбы с ними необходимо наладить контакт с самими талибами, для которых джихадисты остаются врагами.

Сначала неофициальный, а потом и официальный контакт с талибами у американцев был установлен достаточно давно. Другое дело, что наполнение диалога между Соединёнными Штатами и «Талибаном» менялось, что нашло отражение в отставке с поста спецпредставителя США по Афганистану Залмая Халилзада и назначении его заместителя Томаса Уэста.

Визит в Доху замдиректора ЦРУ Дэвида Коэна не оставляет сомнений: теперь в диалоге между Афганистаном и США первую скрипку будут играть не дипломаты, а разведчики.
© cia.gov
Визит в Доху замдиректора ЦРУ Дэвида Коэна не оставляет сомнений: теперь в диалоге между Афганистаном и США первую скрипку будут играть не дипломаты, а разведчики.

Это означает, что теперь урегулирование ситуации в Афганистане уже не стоит в повестке дня. Центральной темой является борьба с терроризмом. Ну а визит в Доху замдиректора ЦРУ Дэвида Коэна не оставляет сомнений: теперь в диалоге между Афганистаном и США первую скрипку будут играть не дипломаты, а разведчики.

- Когда американцы сидели в Афганистан, нас уверяли, будто таким образом они защищают наше «южное подбрюшье». Теперь США собираются защищать среднеазиатские республики от нашествия ваххабитов с афганской стороны и предлагают создать на их территории сеть опорных пунктов. Но мы же знаем: если где-нибудь заведутся американцы, то просто так их уже не вывести...

- Ничего у американцев не получится. Во-первых, потому что никто не захочет портить отношения с Москвой. Во-вторых, размещение американских опорных пунктов автоматически означает проблему государств Средней Азии с «Талибаном». Это притом, что американцы где-то там, а талибы - вот они совсем рядом, да и Москва за спиной.

Кстати, весной-летом 2021 года Залмай Халилзад уже пытался договорится об американских опорных пунктах по периметру среднеазиатской границы, но везде получил отказ, как и годом ранее.


- Видимо, очень странную борьбу с терроризмом вели американцы в Афганистане, если оттуда сначала в Россию, а далее везде потоком шли наркотики. Может, мы по-разному понимаем борьбу с  терроризмом?

- Сколько российская сторона ни пыталась поднимать проблему наркотрафика, от американцев поступал один ответ: эта проблема в задачи борьбы с терроризмом не входит. Попытки обратить внимание на то, что деньги от продажи наркотиков идут в том числе и на террористические цели, тоже не были услышанными. И это не проблемы со слухом. Дело в том, что борьба с наркотрафиком означает прямое столкновение с полевыми командирами, потому что полевой командир и наркобарон в Афганистане - одно и то же. А среди афганских полевых командиров были и те, которые сотрудничали с Соединёнными Штатами в борьбе против «Талибана». К тому же американцы понимали, что если они начнут выжигать маковые поля, это приведёт к  конфронтации с местным населением, для которого опийный мак - источник существования.

- Вечно американцам в их стремлении распространить по всему миру свои ценности попадаются не те народы. Вот и афганцы оказались неправильными...

- Из-за определённой некомпетентности американского политического истеблишмента в США поначалу доминировали  иллюзии, будто афганский народ находится в заложниках у талибов, и стоит снести режим «Талибана», как все афганцы устремятся в лоно либерализма и демократии. К концу нулевых такие иллюзии рассеялись.

- И кто, на ваш взгляд, сегодня тоньше ведёт свою политическую линию в ближневосточном регионе - китайцы или американцы?

- Китай, на мой взгляд, чрезмерно осторожен - не ввязывается в местные конфликты, не отдаёт предпочтение определённым политическим блокам. Не сказать, чтобы такая позиция сильно смущала ближневосточный истеблишмент, но при этом она вызывает некоторую настороженность. На Ближнем Востоке предпочли бы более тесное сотрудничество с Китаем, чтобы появилась определённая альтернатива влиянию США.

Aмериканцы понимали, что если они начнут выжигать маковые поля, это гарантированная конфронтация с местным населением.
© unodc.org
Aмериканцы понимали, что если они начнут выжигать маковые поля, это гарантированная конфронтация с местным населением.

- Так надоели американцы?

- Не для того, чтобы вообще избавиться от Соединённых Штатов, а именно - чтобы уравновесить их влияние в регионе. Страны Ближнего Востока, для большей уверенности, заинтересованы, чтобы у них появился ещё один гарант суверенитета и территориальной целостности.

Но пока никто, кроме Соединённых Штатов, дать такую гарантию не может, никто не обладает такой же возможностью проецирования силы, как Соединённые Штаты. Да и силы другой такой нет. И поскольку это уникальная возможность, Ближний Восток в большей мере будет ориентироваться на США, чем на Китай.

- А как же эксклюзивные возможности России на Ближнем Востоке, которые она показала в Сирии? Или Китай не считает нас соратниками в труде и в бою?

- Как любит повторять академик Сергей Михайлович Рогов, китайцы не будут вместе с нами воевать за Крым, а мы с ними - за Тайвань. Есть определённый предел сближения. Я считаю, что на сегодняшний день российско-китайские отношения достигли максимальной плотности, какую позволяет современная конъюнктура.

- Конъюнктура, видимо, такова, что Соединённые Штаты и Китай - активные полевые игроки, а мы сидим в партере и наблюдаем, как без нас  развивается ситуация на Ближнем Востоке. И это всё?..

- К сожалению, у России ограниченные возможности, особенно это касается экономики. Но больше всего смущает наша неготовность брать на себя долгосрочные обязательства, причём не только на Ближнем Востоке. Ситуативность и непоследовательность решений не обеспечат прочность российских позиций в мире. Да и  пора уже выходить на стратегический уровень.

---

* Боевики запрещённой в РФ террористической организации.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама