В других СМИ
Загрузка...
Виктор Мураховский: «Искусственный интеллект на поле боя бесполезен и местами даже вреден, поскольку интеллект не может быть искусственным. Он или есть, или его нет»
© facebook.com/murakhovskiy
Член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Иванович Мураховский.

Виктор Мураховский: «Искусственный интеллект на поле боя бесполезен и местами даже вреден, поскольку интеллект не может быть искусственным. Он или есть, или его нет»

О том, почему американский возвратный потенциал на ядерный паритет особо не влияет и почему обстановка сегодня безопаснее, чем в разгар холодной войны, о том, с какой стати американцы тратятся на такую вещь, как GBI, и почему США придётся отдельно договариваться с Россией по «Посейдонам» и «Буревестникам», еженедельнику «Звезда» рассказал член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ, эксперт Российского совета по международным делам и «Изборского клуба» полковник Виктор Иванович Мураховский
02 февраля 2021, 06:37
Реклама
Виктор Мураховский: «Искусственный интеллект на поле боя бесполезен и местами даже вреден, поскольку интеллект не может быть искусственным. Он или есть, или его нет»
© facebook.com/murakhovskiy
Член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Иванович Мураховский.
Читайте нас на: 

«Невозможна ситуация, чтобы президент встал не с той ноги и нажал красную кнопку…»

- Похоже, Виктор Иванович, Договор СНВ-3 будет продлён без дополнительных условий - как и настаивала российская сторона. При этом остаются прежние озабоченности. Например, так называемый возвратный потенциал, который в случае отказа от стратегических договорённостей может обеспечить американцам безусловное ядерное превосходство, а в мирные дни исправно работает по линии политического шантажа - поскольку у нас нет такой же вместительной ядерной кубышки.

- Договором СНВ-3 для каждой из сторон ограничено количество развёрнутых носителей и установленных на них ядерных боеголовок - по 700 единиц носителей и по 1.550 ядерных боевых частей. Кроме того, каждой из сторон разрешается иметь ещё 100 неразвёрнутых носителей. Имеются в виду межконтинентальные баллистические ракеты, которые не в шахтах и не оснащены ядерными зарядами, а хранятся где-то в установленных местах, которые также подлежат инспекции. Плюс к этому - стратегические бомбардировщики. По условиям договора каждый бомбардировщик засчитывается как один носитель одной единицы ядерного оружия, но тактико-технические данные российских и американских бомбардировщиков известны, и специалисты понимают, что каждый может нести и не по одному ядерному боезаряду. Как известно, американцы переоборудовали свои бомбардировщики В-1В из носителей ядерного оружия в носители высокоточного оружия, но с технической точки зрения ничто не мешает быстро вернуть В-1В обратно в строй ядерных носителей - в общем, тот же возвратный потенциал, который вызывает у наших экспертов озабоченность.

Cтратегические бомбардировщики В-1В Lancer ничто не мешает быстро вернуть обратно в строй ядерных носителей.
© af.mil
Cтратегические бомбардировщики В-1В Lancer ничто не мешает быстро вернуть обратно в строй ядерных носителей.

Но я считаю всё это достаточно несущественной технической деталью, не влияющей серьёзно на общее соотношение в стратегических ядерных вооружениях, поскольку мероприятия по возврату в строй ядерных носителей невозможно провести втайне от партнёра по договору. При современных технических средствах разведки это нереалистично. 

- К сожалению, ситуация в мире такова, что ядерный конфликт может разгореться и без подготовки - стремительно, непредсказуемо и неуправляемо, даже опомниться не успеем. О чём, собственно, и предупредил Владимир Путин на Давосском форуме пару дней назад.

 

- Относительно стремительности ядерного конфликта. Он стремителен в том случае, если решение о применении ядерного оружия уже принято. Но такое решение не принимается без учёта конкретной стратегической обстановки, которая складывается таким образом, что одна из сторон вынуждена принять решение о применении ядерного оружия. То есть не может быть ситуации, когда президент России или США с утра встаёт не с той ноги и решает нажать большую красную кнопку…

- К слову, в годы правления Дональда Трампа в адекватности американского руководства большой уверенности не было. Но вы правы: перед началом любой войны какая-то «прелюдия» обязательно предполагается.

В  годы правления Дональда Трампа в адекватности американского руководства большой уверенности не было.
© whitehouse.gov
В  годы правления Дональда Трампа в адекватности американского руководства большой уверенности не было.

- Началу боевых действий предшествует так называемый угрожаемый период - когда на стратегических направлениях развёртываются группировки войск, а стратегические ядерные силы переводятся в режим полной боевой готовности.

И это не одномоментный акт, поскольку надо поднять не только стратегические бомбардировщики, но и всю обеспечивающую авиацию - истребители, самолёты-заправщики, разведывательную авиацию, надо вывести в позиционные районы подводные лодки с баллистическими межконтинентальными ракетами на борту и так далее. Это вам не игры на компьютере, где кнопку нажали - и, пожалуйста, началась победоносная война.

Просто так в «безвоздушном стратегическом пространстве» ядерные удары не случаются

- Поскольку окружающий мир сейчас в основном воспринимают через компьютер, у многих виртуальность и действительность перемешались. А компьютерные игры по большей части кровожадные, отсюда и панические страхи перед реальностью. Многие американцы, например, уже дано обзавелись персональными бункерами.

- Страхи, на мой взгляд, абсолютно необоснованные. Надо понимать, что ядерные удары в «безвоздушном стратегическом пространстве» не случаются. Удары наносятся с определённой целью, а удар сам по себе к победе ни одну из сторон не приведёт. Война начинается в том случае, если страна, принявшая такое решение, считает, что положение, которое она получит в результате, будет лучше, чем до начала боевых действий.

- Не уверен, что после обмена ядерными ударами положение какой-то одной из сторон может резко улучшиться… Скорее уж, всем станет очень хреново.

- Примечательно, что сравнительно недавно стороны действительно обладали возможностью нанесения внезапного массированного ракетно-авиационного удара. По крайней мере в то время, когда я служил в Группе советских войск в Германии, обе стороны, как теперь известно, в масштабных вариантах отрабатывали применение тактического ядерного оружия. И комплексное ядерно-огневое поражение противника было обычным элементом в планировании таких операций.

- Выпускники советских военных вузов зоны радиоактивного заражения рисовали чуть ли не на каждом экзамене по тактике или ОМП. До сих пор разноцветные эллипсы перед глазами.

Выпускники советских военных вузов зоны радиоактивного заражения рисовали чуть ли не на каждом экзамене по тактике или ОМП.
© hi-edu.ru
Выпускники советских военных вузов зоны радиоактивного заражения рисовали чуть ли не на каждом экзамене по тактике или ОМП.

- Что экзамены! Всё это отрабатывалось и на реальных учениях. Почему я и утверждаю, что тогда опасность внезапного развязывания ядерной войны была на порядок больше.

- Потому что раньше были менее осведомлены о последствиях ядерного конфликта?

- Нет, потому что в центре Европы у сторон были развёрнуты стратегические группировки войск, примерно по 600 тысяч человек каждая, готовые немедленно приступить к военным действиям - буквально в течение нескольких часов. Вот тогда нанесение ядерного удара имело смысл, поскольку, как уже говорилось, удар наносится не сам по себе, а для обеспечения каких-то действий. И в штабных документах проходила классическая формулировка «используя результаты ядерного и огневого поражения противника», уже после которой ставится конкретная задача. У американцев аналогично. А теперь представьте, что сегодня, в современной обстановке, США наносят по нам массированный ядерный удар. Сразу возникают вопросы: с какой целью и что они дальше будут делать? У них что, на наших границах развёрнуты группировки войск, способные реализовать результаты этих ударов? Нет. А у нас есть такие группировки, которые способны захватить пол-Европы или дойти до Ла-Манша? Тоже нет.

Тогда какой смысл в обмене ядерными ударами - чтобы просто уничтожить друг друга? Это абсолютно бессмысленно. Поэтому я считаю, что с военной точки зрения сегодня обстановка намного безопаснее и спокойнее, чем в разгар холодной войны.

У Пентагона денег - как у дурака махорки

- Трамп и его военные советники считали, что Россия должна оказать влияние на Китай и усадить его третьим партнёром за стол переговоров по стратегическим вооружениям, тогда они, дескать, согласятся продлить СНВ-3. Кроме того, звучали требования учесть в стратегическом раскладе наши «Посейдоны», «Авангарды» и «Буревестники». Команда Байдена даже не заикнулась на их счёт. И сразу же пошли разговоры, будто на самом деле эти новинки большой роли не играют, что у нас есть и другие средства, которые с лёгкостью преодолевают американскую ПРО. К тому же, менее затратные.

Ракетный комплекс «Авангард» входит в зачёт межконтинентальных носителей, количество которых ограничивается договором СНВ-3.
© mil.ru
Ракетный комплекс «Авангард» входит в зачёт межконтинентальных носителей, количество которых ограничивается договором СНВ-3.

- Давайте отделим часы от трусов и разберёмся, что к какому предмету гардероба относится. Первое: ракетный комплекс, оснащённый «Авангардом», входит в зачёт межконтинентальных носителей, количество которых ограничивается договором СНВ-3. И мы, согласно условиям договора, уже обменялись с американцами телеметрическими данными испытаний. Американцы имеют право провести инспекцию этих носителей и проверить их реальное размещение. Ну а то, что об этом не сообщается нашей широкой общественности, не значит, что американцы не в курсе. Идём дальше. Перспективная ракета «Сармат», бросковые испытания которой вроде уже завершены и скоро начнутся полётные испытания. Как и требует соглашение по стратегическим наступательным вооружениям, все данные по этим испытаниям будут переданы американцам, они будут абсолютно в курсе, что это за ракета, какими она обладает возможностями, какое количество боеголовок несёт и так далее.

Те же изделия, которые не попадают под ограничения и не относятся к типам стратегических вооружений, перечисленных в соглашении по СНВ-3, - крылатая ракета «Буревестник» и подводный необитаемый аппарат «Посейдон» - не подлежат ограничениям по этому договору. Если американцы хотят как-то ограничить количество таких изделий и разузнать их характеристики, то, как заявил наш президент, надо заключать с нами отдельный договор, в котором были бы учтены все элементы, влияющие на стратегическую стабильность.

О каких элементах говорим мы, тоже хорошо известно. Прежде всего это системы противоракетной обороны национальной территории и театров военных действий, которые развёртывают США, а также системы, позволяющие работать по спутникам на околоземных орбитах. Нас это тревожит. Мы, собственно, и пошли на форсирование работ по таким видам оружия, как «Авангард», «Буревестник» и «Посейдон», по той простой причине, что американцы в одностороннем порядке вышли из договора по противоракетной обороне и ударились в ересь технофетишизма, посчитав, будто сумеют создать систему противоракетной обороны национальной территории. Лично я, как эксперт, считаю, что это абсолютный бред, что технически и физически сделать это невозможно. Но американцы в этот бред верят всем политическим истеблишментом, включая конгрессменов и президентов. Такое впечатление, что на этой почве у них образовалась секта.

Испытание новейшей крылатой ракеты неограниченной дальности «Буревестник».
© mil.ru
Испытание новейшей крылатой ракеты неограниченной дальности «Буревестник».

- Такой они народ. Другие до «Звёздных войн», может быть, и не додумались бы.

- В прошлогоднем обзоре по противоракетной обороне США вообще фантастические идеи озвучены - про лазеры на самолётах и прочие военно-технические чудеса. Но деньги во всё это Соединённые Штаты вкладывают конкретно и регулярно. При этом американские военные и эксперты, не стесняясь, говорят, что система ПРО наземного базирования GBI (Ground-Based Interceptor) своих денег не стоит: по расчётам, на перехват одного боевого блока требуется 4-5 ракет, то есть всеми имеющимися ракетами они сейчас могут перехватить только пять блоков - блоков, а не атакующих ракет!

На мой взгляд, надо с завидным упрямством, как в идола, верить в GBI, чтобы выделять средства на такую фигню. Но они это делают, и каждый год их военный бюджет бьёт очередной рекорд. Сейчас уже 740 миллиардов долларов - как у дурака махорки!

Искусственный интеллект - модный термин, как в своё время пылесос на ядерной батарейке

- 11 января Defense News опубликовал статью министра обороны Японии Нобуо Киси, который утверждает, что технологии меняют правила игры на поле боя и какой будет война завтра, это не известно. Насколько мы готовы вот к таким играм военно-технического разума?

Статья министра обороны Японии Нобуо Киси в Defense News .
© defensenews.com
Статья министра обороны Японии Нобуо Киси в Defense News .

- Категорически не согласен. Не вижу ни одного технического прорыва, ни одной системы вооружений и не одного направления в развитии систем вооружений, которые могли бы радикально повлиять на формы и способы применения современных вооружённых сил. Когда начинаются разговоры об оружии на новых физических принципах, надо понимать, что никаких новых физических принципов, якобы открытых в последние десятилетия, не существует. По крайней мере науке об этом ничего не известно. Поэтому оставим эти страсти на совести комментаторов, журналистов и прочих экспертов.

- По случаю военный министр Японии упоминает, например, нанотехнологии и квантовые технологии. 

- Ну, квантовые технологии… Первый лазер - это 1960 год, если судить по человеческому возрасту, «дедушке» скоро на пенсию. И мы, и американцы интенсивно испытывали лазеры, причём весьма мощнейшие, ещё в 1970-1980 годы, о чём хранит память советский полигон Сары-Шаган. И выяснилось, что лазерное оружие имеет свои ограничения. В подробности вдаваться не буду, но напомню, что рейгановская программа «звёздных войн», предполагавшая вывод на орбиту спутников с лазерами, опиралась на то, что энергетическая накачка таких лазеров будет осуществляться ядерным взрывом - только в этом случае мощность достаточна, чтобы лазер мог поразить боевую часть ракеты - боеголовку. Все остальные известные источники энергии этого не обеспечивают. И потом космос - это же вакуум, никакой атмосферы там нет, а в атмосфере применение лазера связано с очень серьёзными ограничениями. Что уже давно описано даже в научно-популярной литературе.

- Как известно, Япония страна не только продвинутых технологий, но и роботов. Может быть, ещё и поэтому такое большое внимание там придают использованию в военном деле искусственного интеллекта?

- Искусственный интеллект - это ещё один модный термин. Например, в 1950-1960 годы в моде была ядерная энергия. Помню, обсуждались проекты самолётов с ядерным двигателем, а на страницах популярных журналов размещали эскизы пылесосов на ядерных батарейках. С позиции наших дней это вызывает только неподдельный ужас и изумление. Тем не менее так было. Наверное, специалисты по искусственному интеллекту могут рассказать больше, но в любом случае считать обучающиеся рекурсивные нейронные сети искусственным интеллектом, очень большое заблуждение или расчёт поймать хайп и выбить бюджетное финансирование.

Искусственный интеллект на поле боя бесполезен и местами даже вреден, поскольку интеллект не может быть искусственным.
© 1zoom.me
Искусственный интеллект на поле боя бесполезен и местами даже вреден, поскольку интеллект не может быть искусственным.

От так называемого искусственного интеллекта может быть определённая польза в системах обеспечения принятия решений и в обработке больших баз данных, но это всё функции вспомогательные, а вообще-то искусственный интеллект на поле боя бесполезен и местами даже вреден, поскольку интеллект не может быть искусственным. Он или есть, или его нет.

Скажу больше: объект и субъект исследования не могут быть одним и тем же - это же аксиома. Должна быть независимая система координат, независимый отчёт отсчёта параметров и независимый наблюдатель, исследующий явление или объект. В нашем же случае субъект и объект исследования совпадают, поэтому не стоит ждать действительно научных результатов в области создания искусственного разума.

- Все ушли в реальный мир?..

- Надо понимать, что в окружающем нас мире нет ничего дискретного вообще - нет слова «совсем». Нет никаких цифр, никаких дискретных процессов самих по себе, а всё, что мы оцифровываем, - модели реальных явлений. И насколько такие модели соответствуют, например, в области интеллекта реальному функционированию человеческого мозга, мы проверить не можем. Ещё раз говорю: в случае с искусственным интеллектом мы упираемся в фундаментальное препятствие - нельзя совместить объект и субъект исследования и получить объективные данные. Вот такой научный парадокс.

Главный секрет нашей оборонки - расчётно-калькуляционные материалы

- Мало ли шарлатанов отирается возле науки?.. Но человечество и само обманываться радо, особенно если нет контактов между обществом и учёными мужами. Кстати, если отсутствует диалог между обществом, армией, военной наукой и оборонной промышленностью, образуется не только недоверие, но и непонимание. После того как наша оборонная сфера, испугавшись американских санкций, закрылась, диалог практически прекратился. А избежать санкций, кстати, так и не удалось - вся оборонка и так оказалась на Западе в чёрных списках.

- Здесь, на мой взгляд, мы очень многое теряем. Конечно, должно быть экспертное сообщество, должны быть экспертные институты - на Западе их называют «фабриками мысли» - где можно обсуждать те темы, которые будут способствовать укреплению национальной обороны, совершенствованию вооружений и военной техники и, кстати говоря, экономии бюджетных средств тоже. При этом спрятаться в «кокон» от наших так называемых партнёров, что-то существенное от них скрыть при нынешних технических средствах разведки и обработки больших объёмов данных абсолютно нереально. Приведу пример. После происшествия на полигоне в Нёноксе абсолютно доступным способом - по геолокации сотовых телефонов - достаточно оперативно было установлено, представители каких предприятий участвовали в испытаниях. Затем, после обработки массива данных в соцсетях, в местной прессе и на телевидении, оппоненты высчитали, кто конкретно на полигоне погиб. То есть получить достаточный объём информации можно не прибегая к каким-то супер- и сверхсовременным технологиям типа многоспектральных оптико-электронных систем на спутниках.

Карта участка в Нёноксе, где произошёл взрыв.
© currenttime.tv
Карта участка в Нёноксе, где произошёл взрыв.

Кроме того, когда мы закрываемся на ровном месте, у наших оппонентов возникает обоснованное, с их точки зрения, конечно, опасение, будто мы прячем нечто такое, что является супероружием - Wunderwaffe, поэтому, дескать, надо срочно придумывать, как от него защищаться.

В советское время, характерное абсолютной закрытостью - «железный занавес» одним словом, мне приходилось держать в руках американские военные журналы и убедиться, что качественное и количественное представление о нашем вооружение тогда в США было совершенно фантастическое и абсолютно чудовищное. Что в известной мере объясняет, почему они развёртывали свою гонку вооружений и вводили «кокомовские списки», которые ограничивали передачу даже абсолютно мирных технологий.

На самом же деле все секреты относительны, а законы природы и законы физики, описанные в десятитомнике Ландау и Лифшица «Теоретическая физика», одинаковы везде. Поэтому никакого чуда, никакого прорыва за рамки окружающей природы совершить невозможно.

Ну а главный секрет нашей оборонной промышленности, который, может быть, ещё не до конца известен на Западе, это расчётно-калькуляционные материалы, то есть что, чего и сколько стоит. Всё остальное - исключительно талант инженеров, конструкторов, применение конкретных технологий и оригинальных компоновок на конкретном изделии.

- Выражение «фабрики мысли», честно говоря, слышу впервые. Но судя по соцсетям, у нас практически все знают, как воевать и как реформировать вооружённые силы. Лучше, чем министр обороны и начальник Генштаба, как им, видимо, кажется.

- И опять, к сожалению, должен привести в пример американцев, у которых в армии, в авиации и на флоте есть так называемые ассоциации, которые издают профильные журналы и проводят ежегодно конференции. Членами ассоциаций являются как действующие, так и отставные военные, а также представители промышленности и науки. В таком составе они и обсуждают, как совершенствовать свой вид вооружённых сил. Нам бы так! А вот привлечение к обсуждению военных проблем широких народных масс, в том числе из интернета, считаю вредным. Такие вопросы должны обсуждать люди, по крайней мере понимающие, о чём разговор.

Неплохо бы Минобороны иметь свой экспертный центр по идеологии и, в первую очередь, по военным проблемам.
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Неплохо бы Минобороны иметь свой экспертный центр по идеологии и, в первую очередь, по военным проблемам.

- Прежде, когда бывал на Фрунзенской набережной, пытался убедить, что Минобороны неплохо бы иметь свой экспертный центр и по идеологии, потому что ничего похожего в стране вообще нет, и в первую очередь по военным проблемам, конечно же. Реакции никакой, хотя вряд ли я был первым.

- У нас есть Академия военных наук, есть Российская академия ракетных и артиллерийских наук, есть ветеранские организации различных войск. Неоднократно бывал на их конференциях, но, к сожалению, живого обсуждения не услышал. Надо иметь чугунный зад, чтобы высидеть там до конца. А вот ежегодные конференции, которые в Смоленске проводит начальник войсковой ПВО генерал-лейтенант Александр Леонов и Военная академия войсковой ПВО, оставляют хорошее впечатление. Военные и представители промышленности друг с другом и между собой спорят временами ожесточённо, но по делу. Именно в таких горячих спорах и рождается истина, вырабатывается единая позиция.

Наверное, дайджесты с таких мероприятий можно и публиковать, в части доступной для прессы, конечно. Не повредит.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама