В других СМИ
Загрузка...
Владимир Жарихин: «Чтобы выигрывать политическую войну, всё должно быть как на войне»
© РИА Новости
Заместитель директора института стран СНГ Владимир Жарихин.

Владимир Жарихин: «Чтобы выигрывать политическую войну, всё должно быть как на войне»

О том, почему события в Белоруссии - это проблема России, а успешные цветные революции невозможны без поддержки Запада, о русской «мягкой силе», при помощи которой американцам не дали построить военную базу в Феодосии, о СНГ как хроническом недострое, а также о том, чем демократия отличается от набора политтехнологических инструментов, еженедельнику «Звезда» рассказал заместитель директора Института стран СНГ Владимир Леонидович Жарихин
06 октября 2020, 06:27
Реклама
Владимир Жарихин: «Чтобы выигрывать политическую войну, всё должно быть как на войне»
© РИА Новости
Заместитель директора института стран СНГ Владимир Жарихин.

Белорусская оппозиция давно победила бы, если бы у Лукашенко был счёт в западном банке

- Такое впечатление, Владимир Леонидович, что протесты в Белоруссии это надолго, хотя все отлично понимают, что Светлана Тихановская, которая сегодня в качестве политической принцессы раскатывает по миру, даже теоретически не могла набрать 80 процентов голосов. Но вот зачем понадобились эти треклятые проценты Александру Лукашенко?

- Гордыня. Александр Григорьевич хотел показать больший результат, чем Путин на референдуме по поправкам в Конституцию - чтобы разговаривать с Владимиром Владимировичем на равных. Ну и получил.

- И каков ваш прогноз насчёт Белоруссии?

- Вы правы, там ещё ничего не кончилось. При этом надо понимать, что ситуация в Беларуси - это по большому счёту не белорусское событие, это глобальное противостояние по линии «Запад - Россия». Но я думаю, в конце концов белорусские ребята-демократы всё-таки успокоятся.

- Похоже, Лукашенко нашёл антидот от цветных революций - жёсткое силовое противодействие. Но первым всё-таки был египетский фельдмаршал Ас-Сиси, который, хоть и задним числом, но разогнал по чуланам террористов из группировки «Братья-мусульмане» (террористическая организация, запрещённая в РФ), захвативших власть. Получается, с цветными революциями просто не надо церемониться?

- Если искать ответы в исторических аналогиях, то первым был не Ас-Сиси, а Ислам Каримов, который в 2005 году крайне решительно подавил беспорядки в Андижане. А ещё раньше, в 1989 году, была площадь Тяньаньмэнь в Пекине. Кажется, с китайского её название переводится как «Врата небесного спокойствия»...

- Танки против демонстрантов? Спокойнее некуда…

- В прошлом я, видавший виды циничный политтехнолог - практиковал это занятие с 1990 года по 2000-й, участвовал во многих выборных кампаниях и даже был завотделом в штабе Бориса Ельцина. Поэтому я вам прямо скажу: все эти шарповские штучки (Джин Шарп - автор технологии ненасильственных госпереворотов, идеолог цветных революций. - Ред.), все эти цветные революции - детские игры.

Они возможны только при одном условии: если лидеру страны раздаётся звонок, и в ходе душевного телефонного разговора как бы мимоходом называется номер его зарубежного счёта, а затем следует совет не трогать тех, кто вышел на улицы. Вот и вся цветная технология!

Не будь звонка, ОМОН разогнал бы всех махом. Впрочем, у такого волшебного телефонного звонка имеется прелюдия. Сначала стране навязывается суперлиберальная экономическая модель, в рамках которой неминуемо коррумпирование элиты снизу доверху, а уж потом раздаётся звонок и называется номер счёта.

- Выходит, у Батьки не оказалось счёта?

- В западных банках нет. Но счёт у него, скорее всего, есть. Возможно, в китайском банке. А у Ильхама Алиева деньги, как можно предположить, лежат в Турции, а не на западе. В противном случае ему бы не позволили поставить на место оппозицию после выборов, и цветная революция могла бы произойти и в Азербайджане.

- А какова доля субъективного и объективного в том, что случилось в Беларуси? Субъективное - понятно, это геополитическое противодействие по линии «Запад - Восток», и нет сомнений, что так называемые враги России будут стараться дожать ситуацию.

- По-моему, это как раз объективное. А если говорить о субъективном, то для начала надо учесть, что без повода цветные революции не случаются. Особенно в таких добротных странах, как Белоруссия, как Украина, какой она была при Леониде Кучме, а потом при Викторе Януковиче. Но Янукович заметался между Россией и Западом и получил майдан. К сожалению, Лукашенко не усвоил урок и стал делать практически то же самое, что и Виктор Янукович в 2014 году. Вот в чём причина массовости протестов в Беларуси? Да в том, что в этих протестах стал участвовать ядерный электорат Александра Григорьевича.

- Белорусский рабочий класс, что ли?

- Нет. Несмотря на то, что значительная часть белорусов плохо относится к Лукашенко, называют его колхозником, тем не менее они, сцепив зубы, раз за разом голосовали за него, потому что он был гарантом хороших отношений с Россией - и экономических, и политических. Голосовали, потому что такие отношения были им жизненно необходимы.

Но когда Лукашенко начал игру с Западом, возникло подозрение, что он собирается предать славянское единство. Поэтому люди, которые поддерживали Лукашенко, тоже вышли на улицы. Обратите внимание: евросоюзовские флаги на белорусских протестах появлялись крайне редко. Что говорит о том, что основная масса белорусов не против России, но они видят все увёртки Лукашенко. Так что Александр Григорьевич сам подставился.

И спасло его только то, что он предусмотрительно убрал из президентского марафона трёх самых горластых лидеров оппозиции - Сергея Тихановского, Виктора Бабарико и Валерия Цепкало. В противном случае с ним всё было бы уже кончено. А вот Светлану Тихановскую раскрутить западным политтехнологам не удаётся.

«Белорусы испугались, что Батька утащит их на Запад и всё будет приватизировано»

- При нынешних политтехнологиях возможно всё, хотя «материал», соглашусь, проблемный. С другой стороны, не Тихановская же построила в Беларуси чудесные дороги, гигантские агрокомплексы и почти сказочные по красоте и уюту деревеньки. Это всё появилось при Лукашенко, который, возможно, сильно пересидел в президентском кресле и многим сегодня не симпатичен. Не кажется ли вам, что в белорусском протесте слишком много места занимают эмоции? На что им жаловаться?

- Этот протест не эмоциональный, а вполне себе жизненный. Белорусы испугались, что Батька утащит их на Запад, всё будет приватизировано, а предприятия, где они сейчас работают, закроют. Они же из своей Белоруссии видят не только успешную Польшу, но и Прибалтику, где всё обнулилось, где городского населения, кроме русских, практически не осталось - все разъехались на заработки. Они видят и то, что происходит на Украине.

- Тем не менее Белоруссию продолжает трясти. Нетрудно догадаться, что причиной - «мягкая сила», при помощи которой Запад раскачивает ситуацию. У нас же подобного инструмента политической борьбы то ли нет вовсе, то ли мы не умеем им пользоваться, то ли считаем контрпропаганду низким занятием. Как говорится, нужное подчеркнуть.

- «Мягкая сила» возникает тут же, как появляется кардинальная идея. Например, феодосийский инцидент, за который я получил медаль с замечательным названием - «За взаимодействие с ФСБ России».

- Что же вы такое сделали?

- Просто мы подняли народ, который не позволил американцам построить базу в Феодосии. А если бы построили, Крым сейчас точно не был бы нашим. Но крымчане объединились вокруг идеи, которую мы им подсказали, и не пустили американцев. Вот вам и «мягкая сила»…

Ну а что может предложить Россия, чтобы вокруг неё объединились все постсоветские государства и больше не происходили катаклизмы наподобие белорусского - давайте вместе пойдём в Европейский Союз, давайте вместе проситься в клуб западных держав?.. И тут же получим гарантированный ответ: да мы и без вас дорогу на запад знаем, и вообще нам напрямую намного ближе, чем с вами…

Самое интересное, что мы и сами до сих пор втайне продолжаем надеяться, что нас всё-таки пустят в Европу.

- Простят и поймут?

- Вроде того. Да мы и немного просим. Мы же не просим положения Соединённых Штатов, нам бы хватило положения Франции, однако Запад предлагает нам положение Эстонии. Вот в чём проблема. В своё время, когда ещё имело смысл что-то объяснять, я говорил европейским партнёрам: «Ребята, вы всё ещё считаете Путина антизападником? Он не антизападник, он обиженный вами западник! И его выступление в Мюнхене - это как крик обиды. Мы для вас делаем всё, а вы…»

«Мы слишком много сделали неоправданных уступок Западу»

- Действительно, начиная с восьмидесятых годов прошлого века, мы очень много сделали шагов навстречу Западу. Теперь понятно, что неоправданных. О разрезанных им в угоду ракетах и подводных лодках даже не говорю - это уже металлолом истории. Всё хозяйство страны было перестроено по их хотению, причём с чудовищными для нас потерями.

- Был и другой подарок - самый главный. До Горбачёва западный мир ежедневно испытывал ужас от того, что СССР в любой момент может нанести удар по Америке, а сто тысяч советских танков по одной команде проутюжат Европу. Мы их от этого страха избавили, почему они сейчас и обнаглели.

- Но Верховный Главнокомандующий ВС РФ Владимир Путин, похоже, это ощущение у западный партнёров постепенно восстанавливает. Причём на материальной основе - «Буревестник», «Посейдон», «Сармат» и так далее.

- За что его и ненавидят! Не за права человека, не за мифический «Новичок», не за юное политическое дарование Навального - всё это пустое. При Владимире Путине - они сами этого добились! - на Западе возрождается боязнь России. Они же увидели, что мы сотворили в Сирии, как обошлись в 2008 году с отлаженной по натовским стандартам армией Саакашвили. Кстати, силы тогда были практически равны, а грузины не такой уж пугливый народ, если вспомнить, как они держали кавказские перевалы в годы Великой Отечественной войны.

- Хорошо. На запад путь закрыт. И не только России, но и Белоруссии при Лукашенко. Почему же никто не предостерёг Александра Григорьевича от очевидной глупости, когда он демонстративно рвал отношения с Россией и ломился на Запад? Или в Союзном государстве кончились умные люди и компетентные структуры?

- Объясняю: потому что Лукашенко, несмотря на все свои просчёты, сильный политик и очень серьёзный шантажист. И вообще он никого не пускал на свою территорию. Уже года через два после образования наш институт открыл представительства практически во всех республиках, а на Украине даже два. Но мы так и не смогли открыть представительство в Беларуси - то нет помещения, то проблемы с регистрацией. При этом люди, которые помимо власти стали активно взаимодействовать с Россией, вдруг начали попадать в тюрьму по всяким хозяйственным «преступлениям». Работать было невозможно.

И вот пример. Когда посол России в Минске Михаил Бабич попытался что-то делать в интересах Союзного государства, Лукашенко тут же заявил: убирайте его или уведу Белоруссию в НАТО! И Бабича убрали. Больше скажу: когда меня приглашали на конференции в Белоруссию, я отказывался. Был не уверен, что не устроят провокацию.

На Украине до 2014 года ничего подобного не было.

«У постсоветских национальных элит есть одна особенность: они уверены, что умнее всех»

- Неужели Лукашенко серьёзно полагал, что плохие отношения с Москвой и русофобию можно обменять на расположение Запада как по бартеру? Что за политическая наивность! А вы ещё утверждаете, будто он сильный политик. Не сходится…

- У постсоветских национальных элит есть одна особенность: они уверены, что умнее всех. Вот чему научила Эдуарда Шеварднадзе судьба Аскара Акаева? Ничему. А судьба Шеварднадзе Виктора Януковича? Тоже ничему. А судьба Януковича чему-нибудь научила Лукашенко? Нет! Все думают: это их кинули, а меня не кинут!

- Вы ещё про любимчика Запада Михаила Саакашвили забыли, который сейчас перебивается какими-то смешными должностями на постсоветском пространстве.

- Возможно, скоро ему подберут и несмешную должность. Дело в том, что Саакашвили всё время выполнял задания неоконов (американские политики, неоконсерваторы. - Ред.) и считался «приёмным политическим сыном» Джона Маккейна. А сегодня политический советник Маккейна является заместителем руководителя Международного республиканского института в Тбилиси, и я не исключаю, что американцы пришли к выводу, что хватит играться с Бедзиной Иванишвили, который торгует с Москвой «боржоми» и зазывает русских туристов, что Россию надо всерьёз окружать и поэтому необходимо снова посадить на трон в Тбилиси мальчика Мишико.

С одной стороны, радикально враждебная Украина, с другой - враждебная Грузия, которая перекрывает подступы к Баку и Еревану (что весьма актуально на фоне карабахского конфликта), с третьей - Прибалтика. Не хватает только Беларуси - и кольцо окружения замкнулось!

Не сомневаюсь, если бы у Тихановской реально было голосов столько же, сколько у Лукашенко или хотя бы около того, западные партнёры постарались бы и в Белоруссии повторить тот же финт, что на Украине в 2005 году - когда устроили третий тур и протащили в президенты Виктора Ющенко.

- Наверное был звонок Леониду Кучме?..

- Мне Марат Гельман, который тогда был советником украинского президента, прямо и честно говорил: да, позвонили и назвали счёт. Правда, не номер счёта Кучмы, а его зятя Виктора Пинчука. Впрочем, на самом деле это и был счёт Кучмы…

«Других механизмов, позволяющих элите управлять народом, со времён Древней Греции не придумали»

- Что только подтверждает ваш тезис о том, что главное в цветной революции не энергия масс, а звонок «оттуда», то есть политтехнологии.

- На самом деле против цветных революций существуют и относительно мирные технологии. Первая - это конструктивная объединяющая идея. Но при авторитарном режиме ещё проще. В 2000 году я приехал наблюдателем на парламентские выборы в Узбекистан, где тогда правил Ислам Абдуганиевич Каримов, которому надоело, что его постоянно упрекают в отсутствии демократии. Поэтому он собрал приближённых и каждому поручил возглавить партию. В общем, создал пять партий, предварительно запретив две, которые действительно были оппозиционными. А потом прошли абсолютно свободные выборы. В ОБСЕ скрежетали зубами, но ничего не могли предъявить. А ему, Каримову, какая разница, кто из его пяти назначенцев победит на выборах? Кстати, тогда у них победила Либерально-демократическая партия.

- Символично. Но это уже не представительная демократия, а откровенная политическая подделка.

- Как будто на демократическом Западе всё по-другому! Только и разница, что вид с боку. Правящая элита там одна, а партий две - так у американцев, так у англичан, так у французов. И вот вам «качели» для игры с народом, которому предоставляется интригующее политическое зрелище в виде выборов и возможность слить недовольство, проголосовав за того, кто в данный момент является оппозицией. Но правят страной одни и те же. И других механизмов, позволяющих элите управлять народом, со времён Древней Греции не придумали.

- Совсем без вариантов?

- Почему же! Ещё существует так называемый механизм доминантной партии - типа КПСС или КПК. Правда, это уже из другой оперы, но обратите внимание, за что мы в своё время боролись, когда создавали демплатформу в КПСС. За демократию внутри партии. Мой отец работал проректором в Высшей партийной школе, поэтому у меня под рукой были стенограммы и IX съезда, и XI съезда ВКП(б), изданные малым тиражом. Открываешь - там же жизнь, там борьба идей! Да, снаружи всё выровнено, все враги подавлены, но ради поиска истины эта дискуссионная площадка некоторое время продолжала существовать. Пока Сталин её не прикрыл. Нечто похожее произошло сейчас и в компартии Китая - у товарища Си Цзиньпина рука оказалась не менее твёрдая.

Но и насчёт представительной демократии особо обольщаться не стоит. Это такая же игра с народом, хоть и другая по форме, и такой же политический театр. Здесь один театр, там другой, и без этого никак…

«Союзное государство… Этот проект не только политически, но и технологически не осуществим»

- Давно подозревал, что на самом деле демократия - это набор политтехнологических инструментов. Вы это только подтвердили. Так может, и в отношениях с постсоветскими республиками стоит всё назвать своими именами. Ясно же, что игру в СНГ мы уже отыграли, и такого влияния на соседей, какое было в самом начале, у России уже не будет. Отрезанные ломти! И что делать - продолжать старую геополитическую партию с неизвестным результатом (где теперь вспыхнет после Белоруссии?) или перестроить СНГ под другой формат отношений?

- Мне кажется, надо перестраивать. Например, Союзное государство. Ну что мы играемся с этим проектом, когда он не только политически, но и технологически не осуществим. Как мы можем избрать союзный парламент? Никак. Как мы можем назначить президента Союзного государства? Никак. А как мы можем утвердить союзный конституционный акт, в котором хоть как-то были бы отражены интересы Белоруссии? Да никак, потому что голосование должно проходить по схеме «один человек - один голос», а белорусов фактически меньше. И тут я обычно привожу в пример США и Канаду, между которыми граница тоже условная, а хозяйства интегрированы. Но это не союзное государств, а союз государств.

- И в чём разница?

- В том, что Союзное государство достроить невозможно - это хронический недострой, напоминающий бетонную коробку без окон и дверей в чистом поле, на котором полустёртыми буквами написано, что он когда-то будет сдан в эксплуатацию. Но Лукашенко недострой выгоден, потому что каждый год в декабре он приезжает к Путину и начинает его мучить - выдавливать льготные цены на нефть и газ.

Но когда мы переходим в режим союза государств и заключаем межгосударственные договоры, картина меняется: если мы поставляем вам нефть и газ по льготной цене, то что мы получим в ответ? Обязательства должны быть взаимные. Опять же, мы держим над Белоруссией свой ядерный зонтик и таким образом не позволяем польским парашютистам сместить Александра Григорьевича, но что мы получаем взамен?

Должен быть комплект договоров - в экономической области, в военно-политической, в области культуры, что тоже важно.

- Наверное, такие же претензии можно предъявить не только братской Беларуси?

- Совершенно верно. У нас со всеми отношения в СНГ недостроенные. Россия свои обязательства выполняет, а встречных обязательств не особо видно. Зато перед Америкой местные кадры нередко заигрывают. Хотите иметь свою военную базу у нас - пожалуйста! Достаточно вспомнить хотя бы Киргизию, которую в своё время американцы с благословения местных властей превратили в плацдарм для войны в Афганистане. Ну и что, сильно потом американцы отблагодарили Бишкек? Некоторые товарищи из соседних государств забывают классическую американскую поговорку - «Если услуга сделана, она уже ничего не стоит!» И в этом вся американская ментальность.

«Надо научиться выигрывать пропагандистские войны не только на своей территории, но и на территории противника»

- Но обмануть того не трудно, кто сам обманываться рад. К тому же, на Западе десятки структур занимаются разработкой политтехнологических приёмов, чтобы бороться с нами и с нашими не всегда последовательными союзниками. А где наши институты, где наши центры политических исследований? «Институты» и «академии» состоящие из одного руководителя и секретаря-машинистки, конечно же, не в счёт. Тем более что финансирование у них нередко заграничное.

- Для меня до сих пор открытая рана, когда я вспоминаю грузинские события 2008 года - двенадцать прямых выходов входов в эфир за день, и хоть бы одна собака позвонила, чтобы изложить мне официальную позицию. Да и самому позвонить некому. Владислав Сурков хотя бы собирал по четвергам тех, кто занимается внутренними делами, и ориентировал их в политическом пространстве. А по внешнеполитической деятельности - пустота.

Подозреваю, что и сегодня официальный представитель МИДа Мария Захарова тоже пребывает в безвоздушном пространстве, потому что центра, который занимался бы этими проблемами на государственном уровне, по сей день не существует. Кстати, до сих пор так не появилась и конструктивная идея в масштабе всей страны.

- Вот как вы считаете: может ли, как, например, у американцев, стать такой идеей государственный национализм? Ведь если верить Государственному гимну, мы гордимся своей страной не меньше их, не так ли?

- Можно, почему нет? А ещё нам бы научиться выигрывать пропагандистские войны не только на своей территории, но и на территории противника. Но для этого необходим специальный штаб, специальные подразделения, специальное оружие и взаимодействие всех сил и средств. На войне всё должно быть так, как на войне.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама